Аналитический обзор
Игорь Орлов

Игорь Орлов: Арктика – это территория развития страны

«Мы должны говорить об Арктике не как о некой отдалённой территории, находящейся где-то далеко, где ходят белые медведи и вечная мерзлота, мы должны говорить о том, что это территория развития страны, это территория совершения подвигов, реализации творческих возможностей человека».

Как вы видите Архангельскую область в рамках стратегии присутствия Российской Федерации в Арктике? Каков существующий потенциал и перспективы?

Когда мы говорим об Арктике в сегодняшнем измерении, то, конечно, не можем не оглядываться на прошлое. Российская Федерация утвердила своё присутствие на арктических территориях уже давно: мы Арктику открывали, мы её осваивали, мы в ней жили, что немаловажно, мы преодолевали трудности.

В силу целого ряда объективных обстоятельств именно Архангельская земля — земля Ломоносова, земля, по сути дела, индустриально открытая Петром I, стала тем местом, откуда уходили первые экспедиции, и множество культурных, научных, образовательных исследований начиналось именно здесь.

Если посмотреть, откуда уходили первые экспедиции на Новую Землю, Землю Франца-Иосифа, на освоение всей арктической высокоширотной территории, то и здесь тоже на первом месте окажется Архангельская область. Чичагов, Седов, Папанин — это всё имена архангельские, они здесь стартовали и создавали арктический багаж России, которым все мы сегодня пользуемся.

В силу этого хорошего исторического прошлого, хорошего багажа, предпосылок создалась и логистическая конструкция. Ведь сегодня — надо быть объективными — самая лучшая дорога в сторону Арктики где находится? В Архангельске. Самое лучшее авиационное сообщение сегодня, отработанное и по времени, и по коммуникациям, и по наличию аэропортов, и по инфраструктуре этих аэропортов, развито в Архангельской области. Вопросы так называемого информационного транспорта, то есть связи, тоже очень серьёзно, очень основательно наработаны, разработаны здесь. И даже инновации в этой области, связанные с широкополосным доступом — не через спутник, а через коммуницирующее устройство, — тоже развивались и отрабатываются сейчас здесь, поскольку сотовые станции не поставишь везде, чтобы получать современный сервис. Мы понимаем это, мы понимаем, как это преодолеть и насколько это сложно в арктических условиях.

Именно жители Архангельской области, люди, которые здесь жили, творили, создали нам этот багаж. И не просто так в итоге сегодня здесь, в Архангельской области, сформировался такой уникальный набор определяющих структур, которые знают специфику Арктики.

Прежде всего это, конечно, научная база — девять научных институтов, которые занимаются широким спектром жизни в Арктике. Мы говорим не только об экологических проблемах и вопросах безопасности. Мы говорим о сельском хозяйстве, образовании, медицине, судостроении, нефтегазодобыче — всё это здесь есть. И всё это — накопленный багаж, который строится не на основе хорошо обоснованных научных заключений, а на основе практики и жизни, это люди, которые выезжают в соответствующие экспедиции апробировать свои знания и опыт именно в арктических широтах.

Второе. У нас есть мощный образовательный центр — это Северный (Арктический) федеральный университет. Когда я говорю «у нас», я не говорю об Архангельской области, я говорю о России. У России есть Арктический федеральный университет, которому изначально — об этом говорит и название, и структура, и база, на которой он строился, — была поставлена задача заниматься Арктикой, проблемами Арктики опять-таки во всём широком спектре, например подготовкой учителей, врачей, специалистов во всех сферах деятельности для отдалённых территорий, которые знают специфику.

И конечно, Архангельская область — это фактически сложивший индустриальный блок, один из самых значительных морских портов, это город Северодвинск — мощнейший судостроительный комплекс (ему нет равных в стране, это единственный в России космодром, который в состоянии запускать высокоширотные космические аппараты), это, безусловно, ядерный полигон (сегодня он многофункциональный) на Новой Земле, это наши возможности на самой северной территории в Российской Федерации — Земле Франца-Иосифа. Безусловно, такой сплав технологических возможностей тоже даёт свой эффект и позволяет на такой непростой территории, которой является Архангельская область, моделировать Арктику.

Например, как без больших финансово-логистических затрат и усилий можно быстро оказаться на северной территории? Мы можем час пролететь и окажемся в Мезенском районе с вечной мерзлотой, отдалёнными территориями, особым климатом, флорой, биоразнообразием и так далее. Всё это Архангельская область.

Ни в коем случае нельзя забывать о глубоких исторических традициях. С одной стороны, есть высочайшее духовное место — Соловки, с другой — есть культура, которая учит шить правильные валенки, делать правильную одежду, позволяющую людям выживать без наличия синтетических решений, специальных систем отопления. Это тоже наработано здесь. И когда мы говорим о проблемах коренных народов Севера, — вот они, здесь, все рядом, в непосредственной близости, их жизнь и традиции глубоко исследованы.

Есть ещё такой немаловажный аспект: мы должны говорить об Арктике не как о некой отдалённой территории, где ходят белые медведи и вечная мерзлота, мы должны говорить о том, что это территория развития страны, это территория совершения подвигов, реализации творческих возможностей человека.

Несомненно, нужно работать над тем, чтобы молодые люди захотели побывать в Арктике, узнать, что это за территория, какие люди там живут. Можно популяризировать Арктику, например, через сказки Шергина (Б.В.Шергин — писатель, фольклорист, родился в Архангельске) и Писахова (С.Г.Писахов — писатель, сказочник). Такая информационная подача Арктики очень важна.

У нас, в Архангельской области, сложилась правильная концентрация всего для того, чтобы Арктика стала понятной и доступной. При этом есть возможности преодолеть все вызовы и трудности, которые могут встретиться на её суровых просторах.

В Архангельской области создана Ассоциация арктических муниципалитетов. Можете подробнее рассказать об этой инициативе?

Ситуация такова, что сегодня далеко не все регионы в полном объёме входят в арктическую зону. И в Архангельской области к Арктике относится только часть муниципалитетов.

На государственном уровне задачами Арктики занимаются многие. Конечно, губернаторы могут встретиться между собой, с министрами, с большими руководителями и поговорить, но насколько глубоко они смогут проникнуть в задачи муниципальной власти арктических территорий?

Из разговоров с рядом наших коллег из муниципалитетов стало понятно, что на местном уровне остаётся много проблем, связанных с теплоснабжением, обеспечением людей чистой водой, строительством дорог, жилья. Например, как устанавливается стоимость жилья при реализации государственных программ в Арктике? Считается, что и в Центральной России, и в Арктике цена квадратного метра должна быть одинаковой. Очевидно, что этот вопрос, как и множество других, требует особого подхода и нуждается в обсуждении на более близких к арктической тематике площадках.

В рамках госкомиссии по Арктике был сформирован совет глав арктических регионов, куда вошли все губернаторы арктических территорий, а для муниципалитетов ничего подобного создано не было. Поэтому возникла идея организовать Ассоциацию арктических муниципалитетов, которая, кстати, стремительно развивается. Мои коллеги-губернаторы тоже каждый день сталкиваются с подобными проблемами на муниципальном уровне, поэтому, конечно, они заинтересовались этой площадкой. В феврале ассоциация была зарегистрирована. И мне было очень приятно, когда председатель государственной комиссии по развитию Арктики Дмитрий Олегович Рогозин поддержал эту идею. Он мгновенно погрузился в неё с пониманием того, что это другая территория, другая система взаимоотношений, другие задачи.

Ассоциация будет жить, развиваться, и никаких сомнений в том, что в её рамках предстоит решить множество задач, у меня нет.

На первом заседании госкомиссии по развитию Арктики вы говорили о формировании в Архангельской области федерального центра комплексных исследований Арктики. Вы видите ваш регион как единственный научный центр в плане арктических исследований?

Учреждение под названием «Центр комплексных исследований Арктики» можно разместить где угодно: в Салехарде, на Камчатке, на Чукотке, в Мурманске. Но какие цели мы преследуем? Мы хотим создать контору и посадить туда людей? Или сделать так, чтобы эффект от этого интеграционного центра был максимальным?

Я начал с того, что научные, образовательные, технологические показатели Архангельской области объективно выше, чем на других арктических территориях. Много веков развивалась в Архангельской области арктическая индустрия, и здесь всегда всё находилось на высшем уровне, будь то охота, сельское хозяйство, судостроение, авиаперевозки, транспортная морская логистика и так далее. Поэтому, когда мы предлагаем создать такой центр в Архангельске, мы обосновываем почему.

Вообще, эта идея была высказана на большом совете по Арктике, который проходил здесь больше года назад. Мы обсуждали это с участием академиков, и, по сути дела, инициатива принадлежит нашему земляку, члену президиума Российской академии наук Николаю Павловичу Лавёрову. Именно он предложил создать в Архангельской области некий интеграционный центр научных знаний.

Мы не отменяем и не заменяем ни один институт, ни одно направление, будь то научный центр Коми, Кольский научный центр, Дальневосточный центр, когда речь идёт об их работе в Арктике. У них должны развиваться и действовать свои научные школы, те, которые у них всегда были. Но нам сегодня нужно эти знания в интересах Арктики где-то аккумулировать, переводить в практическую плоскость.

Именно поэтому, когда мы говорим о таком научном центре, мы говорим о том, что он должен стать интегратором научных знаний. Он должен стать тем местом, куда могли бы обращаться те, кто заинтересован в том, чтобы их научные открытия получили дальнейшую практическую реализацию, местом, которое получает больше внимания со стороны той же Академии наук и федерального правительства.

С этой идеей мы обратились в Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), и в прошлом году на нашей площадке в городе Архангельске под эгидой ФАНО собрались все арктические учёные. В течение двух дней в рамках дискуссионного клуба очень предметно и по-научному учёные мужи дискутировали, правильно ли это. В результате они решили, что такой научный центр им нужен, и даже наметили конкретный план действий по его созданию.

Я выступал на этом дискуссионном клубе и сказал, что новый научный центр получит не просто некий перечень знаний или научных данных, он получит возможность направить эти знания в образование через Северный (Арктический) федеральный университет и подключить молодёжь к развитию, освоению, практической реализации этих знаний. Кроме того, в его распоряжении будет производственная база в виде тех крупных технологических центров, которые на сегодняшний день уже имеются в Архангельской области, будь то транспорт, логистика, судостроение, космонавтика, арктическая медицина на базе Северного государственного медицинского университета — всё это мы предложим всей стране.

Поэтому подобный центр можно разместить где угодно. Получить эффект, достичь того результата, который нужен людям, живущим в России, да и во всём мире, сейчас можно здесь, в Архангельске.

Будет ли возможность у научных центров из других регионов присоединиться к архангельскому центру?

Все научные центры страны смогут взаимодействовать с нами через Российскую академию наук. Просто они будут знать, что свои исследования, например, о металлах, использующихся в высоких широтах, выращивании пшеницы на Севере, об особых породах рогатого скота, можно предложить этому центру для последующего использования их на практике. Ещё раз повторю, что все действующие подразделения Академии наук будут работать как работали раньше. Но центр концентрации знаний с последующим внедрением их в экономику страны предлагается сделать здесь.

Мы посмотрим, как это будет работать. Но не пытаться, не пробовать, не предлагать — значит оставаться где-то позади.

В Архангельской области огромное количество уникальных природных объектов, в частности крупнейший нацпарк «Русская Арктика». Как вам лично видится потенциал развития арктического туризма? И стоит ли его популяризовать?

Я бы хотел подчеркнуть, что нацпарк — это прежде всего территория науки, сохранения, приумножения знаний на арктической территории, а не место для туризма в чистом виде. Кроме «Русской Арктики» у нас есть ещё национальный парк «Онежское Поморье», который также имеет большой потенциал, который нужно задействовать, потому что он создаёт условия для тех же наблюдений, исследований.

Что касается непосредственно туризма, он уже развивается и будет продолжать развиваться независимо от того, будем ли мы в этом активно участвовать. Сегодня в Архангельской области для туристов устраиваются походы на собаках, на снегоходах, экстремальные поездки на автомобилях, знаменитые лыжные походы, ледокольные круизы в Арктику, круизы на Соловки. Всё это уже существует, и спрос такой, что это иногда даже создаёт определённые трудности, временны́е и организационные. Например, есть отдельный туристический маршрут, посвящённый появлению бельков. И туда не попасть, потому что количество желающих посмотреть на детёнышей тюленей огромно, но это можно сделать только в течение первых 10 дней.

Мы стремимся, чтобы арктический туризм, во-первых, становился цивилизованнее, а во-вторых, приносил определённые дивиденды региону. Именно поэтому мы сформировали целый ряд туристических кластеров и, получив одобрение на экспертном совете Ростуризма, развиваем их, в том числе с привлечением частных инвестиций.