Аналитический обзор
Алексей Миронов
© из личного архива

Алексей Миронов: В Арктике должны быть доступные туристам аэродромы с регулярным авиасообщением

Как развивается арктический туризм в России? Сколько лет было самому молодому и самому взрослому посетителю Арктики? На чём можно добраться до Северного полюса? Как туристы помогают в уборке Арктики? На эти и другие вопросы ответил в интервью arctic.ru генеральный директор «Клуба путешествий Special» Алексей Миронов.

Когда началось освоение российского сектора Арктики туристами?

Советский арктический туризм начал развиваться довольно рано: в 1966 году был организован первый круиз на теплоходе «Вацлав Воровский», плюс люди ходили в походы. Но это другая страница истории, нас интересует современное развитие арктического туризма.

После советского туризма был долгий период (с начала 1990-х и практически до 1998 года), когда никто в Арктику ехать не хотел. В 1998 году спрос на это направление стал расти, но тут грянул кризис, и соотечественники опять исчезли с арктического горизонта. В 1999–2000 годах начали появляться индивидуальные туристы, которые попытались что-то для себя искать или организовывать в Арктике.

Почему интерес к Арктике вдруг снова возрос?

В первую очередь, я думаю, люди удовлетворили свой первый спрос на поездки за рубеж — ведь на протяжении поколений это было запрещено, это было мечтой и это было статусно. После того как заграница стала доступна, все поехали туда, где им так давно хотелось побывать.

Насмотревшись на экзотические страны, люди снова вспомнили об Арктике. Многие из них уже побывали там во времена своей юности и теперь возвращались. Среди них — и советские туристы, и те, кто служил, работал или проходил практику в Арктике в советские годы.

Возможно, интерес как-то связан с экспедицией Артура Чилингарова в 2003 году?

Артур Чилингаров сделал такую мощную популяризацию среди широких слоёв населения, что люди снова вспомнили: есть Арктика!

Вы знаете, в Арктику поехало бы, наверное, гораздо больше туристов, но так как там нет практически никакой инфраструктуры, любой тур туда предполагает либо единовременное восстановление необходимых объектов, либо перемещение их туда. Поэтому все туристические поездки в Арктику стоят достаточно дорого и имеется некий запретительный порог для тех, кто желает стать арктическим туристом: есть те, кто хочет, и те, кто может.

Вы, наверное, можете отнести себя к тем, кто может. Расскажите, когда вы сами впервые попали в Арктику и почему.

Я попал туда достаточно неожиданно в 2001 году. До этого я работал в международной рекламе и на одной из международных туристических выставок познакомился с человеком, который предложил мне организовать туристические маршруты на Северный полюс на атомном ледоколе. Я очень удивился этому предложению и согласился. То есть впервые я поехал в Арктику не в качестве туриста, а в качестве организатора.

Сложно было начинать практически с нуля?

Так оно и было — начинали совсем с нуля. И можно сказать, что, с одной стороны, было сложно делать это самим, с другой стороны, до нас по этому пути уже прошли американцы. С 1991 года, когда у нас всё развалилось, разные американские компании фрахтовали российские атомные ледоколы и делали туристические маршруты только для иностранных туристов. Когда мы начинали, мы тоже, конечно же, привлекали в качестве туристов иностранцев, потому что россиян невозможно было набрать.

Сколько круизов организуется в российскую Арктику в 2015 году?

Пять круизов — на атомном ледоколе, один — на остров Врангеля (это тоже к Арктике относится) и ещё один — с заходом на остров Врангеля и на Чукотку. То есть всего семь.

А кто их организует?

Американская, английская и новозеландские компании. Наш клуб в этом году пароходно-ледокольные круизы не организовывает — занимается только «Барнео».

То есть традиционного июльского заплыва не будет?

Рейс будет, но там фрахтователем выступает другая компания, не мы. Другой вопрос, что мы забираем у них существенную часть мест для реализации.

Какие туристические программы сегодня предлагают наши и западные туроператоры туристам? Что доступно простому смертному, который отправился в Арктику?

Знаете, в Арктику можно попасть, прибыв в Мурманск, это Заполярье. Но давайте ограничимся понятием «высокая Арктика» — побережье Севморпути и выше.

В этих частях Арктики на данный момент практически не существует каких-либо наземных туристических программ, потому что, опять же, инфраструктура полностью отсутствует, перелёты сложны, а главное — многие из возможных населённых пунктов считаются закрытыми, и туда непросто попасть. К примеру, Нарьян-Мар, Анадырь, Певек.

Всё это накладывает очень серьёзные ограничения. Большинство существующих программ в высокой Арктике — это программы, базирующиеся на морских круизах. Ведь судно являет собой передвижную инфраструктуру: есть где спать, есть где есть, туалет и горячая вода — такие простые достоинства цивилизации.

Ещё к российской Арктике можно отнести архипелаг Шпицберген, поскольку это территория совместного владения. Там компания «Арктикуголь» (ФГУП «Государственный трест „Арктикуголь“» Министерства энергетики РФ — головная российская организация на норвежском архипелаге Шпицберген) планирует активно развивать туризм.

В прошлом году «Арктикуголь» создал туристическое отделение, а в этом — уже набирает туристов. Компания организует туры на снегоходах, туры с посещением Баренцбурга, туры с посещением Пирамиды (законсервированный в 1997 году шахтёрский посёлок Пирамида) или просто Шпицбергена.

Но при этом все желающие попасть на Шпицберген, в том числе и россияне, должны лететь через норвежский аэропорт, потому что он является единственным действующим на острове. Здесь та же инфраструктурная проблема, что и во всей российской Арктике.

У кого насыщеннее туристические программы — у российских туроператоров или у западных?

Понимаете ли, по наземным программам иностранные операторы в Арктике мало что делают. Есть туры, которые продают иностранные операторы в так называемую российскую Арктику: Якутия, Оймякон — Полюс холода. Но это не Арктика, это Сибирь, хотя тоже очень холодная. Большинство людей по умолчанию относят эти регионы к Арктике просто потому, что там холодно и снег. Продают эти туры иностранцы, но делают это для них российские туроператоры. Россияне же практически не продают, только наш клуб и ещё, может быть, несколько операторов.

Структур иностранных операторов, которые действительно что-то делают в арктической части России, не существует. Ситуация такова, что небольшие российские агентства предлагают свои услуги иностранным туроператорам, поскольку не в состоянии конкурировать на международном рынке, а на российском спрос на их услуги отсутствует из-за высокой цены и весьма низкого уровня комфорта.

Где путешествия в наш сектор Арктики дешевле — в России или за рубежом?

По стоимости путешествия примерно одинаковы. За рубежом даже дороже, особенно потому, что на данный момент они котируются в их местной валюте, а для нас она дорога. То есть такого, что вы, например, захотите поехать в круиз на остров Врангеля и вам будет дешевле купить поездку за границей, чем здесь, — такого нет. Цены на круизы везде одинаковы, общемировые.

Основной туристический контингент российского арктического направления — россияне, иностранцы, миллиардеры, романтики?

Если в начале 2000 годов среди туристов круизов 98–99% были иностранцы, то сейчас, к счастью, этот процент сильно разбавился россиянами, то есть процент русских туристов у нас есть всегда.

Какой процент? Вот, например, едет группа людей, сколько среди них наших соотечественников?

20% россиян.

Арктические туристы — это богатые люди?

Как мы с вами говорили, все эти туры весьма дорогостоящие. Конечно же, их могут себе позволить люди, у которых есть какие-то деньги.

Есть две категории туров в Арктику (это моя теория, личный взгляд). Я бы их так для себя разделил: есть статусные туры в Арктику, как, например, Северный полюс. Эти туры покупают люди, которые могут себе позволить неожиданно сорваться и поехать на край света, чтобы потом так, между прочим, сказать знакомым, друзьям, коллегам: «Ах, да! Я на Северный полюс мотался». То есть это, по сути дела, пиковые по цене туры, которые чаще всего приобретают люди, не особенно интересующиеся Арктикой, скорее даже вообще ничего о ней не знающие. Им просто интересно побывать на Северном полюсе и поставить галочку: я там был. И это действительно люди максимально состоятельного класса, которые даже по европейским понятиям весьма богаты.

Это первая категория туров. А вторая?

Есть ещё туры в Арктику, которые посвящены островам и побережью. То есть это путешествие вдоль Северного морского пути, или на ту же Землю Франца-Иосифа, или на Шпицберген, или на Новую Землю, или в Гренландию.

Это, на мой взгляд, туры, где понятие «статусность» неприменимо. Тут, скорее, даже большинство людей посмотрит с некоторым сочувствием и волнением на человека, который говорит: «Да я вот снова на Шпицбергене был летом». То есть это туры для тех, кто любит Арктику. Любит по разным причинам.

Мы говорим не про учёных, а именно про туристов, которые едут туда за свои деньги и, так сказать, по свободному волеизъявлению. На Западе, а теперь всё чаще и в России люди стараются не жить одной работой — у многих есть интеллектуальное хобби.

В такие туры едут, например, туристы, которые хорошо разбираются в птицах, так называемые бёрдвотчеры. Они изучают этот вопрос и часто знают о любимом предмете не меньше, чем те учёные, которые им читают научно-популярные лекции на борту. Кто-то любит цветы, кто-то мхи, кто-то увлекается геологией, фотографированием животных. Среди россиян мне встречалось большое число людей, увлекающихся историей освоения Арктики.

Надо отметить, что это люди среднего возраста, так скажем, 35 лет и старше, средний класс. Большинство из них ещё как-то захватило историческое наследие Советского Союза по освоению полярных регионов. Они работают и могут позволить себе путешествие за 5–7 тыс. долларов. На паруснике на Шпицберген можно съездить за 3,5 тыс. долларов с билетами.

Самый младший, самый старший турист?

Самые младшие — это, конечно, дети, которых берут с собой родители. В нашей практике были полутора- и двухгодовалые посетители Арктики. Другой вопрос: что они запомнили?

А самый старший турист, которого мы в своё время возили на ледоколе на Северный полюс, — это 101-летняя дама.

Но чаще всего в Арктику ездят люди среднего возраста. Причём россияне всегда заметно моложе: среди туристов-соотечественников средний возраст — 35–50 лет, среди иностранцев — 55 лет и старше.

Шпицберген посещает несколько десятков тысяч туристов в туристический сезон, а российскую Арктику — меньше тысячи. Почему?

На Шпицберген не нужна виза, к тому же есть регулярные перелёты надёжными иностранными авиакомпаниями. Для того чтобы попасть в Россию, виза необходима, а для путешествия в арктические регионы нашей страны, как правило, требуется ещё и дополнительное разрешение.

Бешеные цифры посещения Шпицбергена обеспечивает именно мировое сообщество, а не сами норвежцы. То есть в потоке людей на Шпицберген норвежцев процентов 30, и это много, но всё-таки меньше половины.

Назовите самые популярные туристические направления в России.

Популярность в первую очередь ограничивается тем, что доступно. А доступны на данный момент Северный полюс, Шпицберген, Земля Франца-Иосифа, остров Врангеля.

Среди них самый популярный — Северный полюс, потом идёт остров Врангеля по количеству посетивших его россиян, третьим — Шпицберген, а затем — Земля Франца-Иосифа (два круиза в год).

Как обстоят дела с туристической инфраструктурой в российской Арктике?

На российской части Шпицбергена отремонтировано несколько гостиниц, появился ресторанчик.

На Земле Франца-Иосифа нет ничего, кроме маленькой научной станции, на которой живут два человека, это необитаемый остров, архипелаг. На Новой Земле, Северной Земле, Новосибирских островах, на острове Врангеля туристическая инфраструктура отсутствует.

То есть когда вы организовываете туры, вы всё необходимое для жизни берёте с собой?

Да.

И потом вывозите всё это, включая накопившийся после пребывания людей мусор?

Частенько даже прихватываем с собой мусор, который уже был на побережье до нас, потому что иностранцы, да и русские в последнее время, очень охотно стали следовать нашему призыву: если вы увидели, например, пластиковую бутылку, возьмите её с собой и сдайте на пароход, а мы привезём в порт и утилизируем.

Сколько российских судов сейчас работает в российской Арктике?

На Северный полюс ходит атомное судно «50 лет Победы». Это атомный ледокол, который получает временный туристический сертификат на период пассажирских круизов и возит пассажиров — в этот момент это пассажирское судно.

Новозеландская компания Heritage Expeditions использует пароход Spirit of Enderby. Это торговая марка, а на самом деле это российское научно-исследовательское судно «Профессор Хромов» под российским флагом.

То есть всего два судна?

Да. Это всё.

Какой ещё транспорт используется туристами?

На Шпицберген можно долететь на самолёте. В российской Арктике нет аэродромов. Да, есть аэродром Барнео, но это ледовый аэродром. На него может сесть только небольшой самолёт, который из континентальной части России не долетит до базы «Барнео». Поэтому все авиарейсы на Барнео строятся через аэропорт Лонгйир. Большие самолёты прилетают в Лонгйир, садятся там, а потом пассажиры пересаживаются в маленький Ан-74 и до ледовой базы (Шпицберген — уже Арктика) добираются уже в нём. Ан-74 благодаря своей специальной конструкции может сесть на ледовый аэродром.

Есть ещё вертолётные туры — как правило, на Северный полюс. Они доступны для туристов один раз в год — в апреле — и тоже начинаются с ледовой базы «Барнео», которую ежегодно строит в Арктике экспедиционный центр РГО. Организацией таких туров и занимается эксклюзивно наш туристический клуб.

В этом году каким образом у вас налажено сотрудничество с РГО?

Экспедиционный центр РГО строит ледовый лагерь, привозит на «Барнео» необходимую авиатехнику, а мы организуем туристический продукт и реализуем его на мировых рынках.

Какие конкуренты у вас есть на туристическом рынке?

На мировом рынке, в том числе и в российской Арктике, самый жесточайший конкурент отечественных компаний — это иностранцы. Они законодатели — и в сервисе, и в маршрутах.

Иностранные туроператоры получают разрешение на работу в российской части Арктики, задорого всё организовывают. Если взять тот же Шпицберген, то там в год устраивается порядка 80 круизов разных иностранных компаний. А в России мы с вами насчитали семь, и их также организуют иностранцы.

Есть ли туристическое будущее у российской Арктики? Какие меры должны быть приняты и кем, чтобы туризм в российской Арктике развивался?

Оно, бесспорно, есть. Но я думаю, что в ближайшее время количество россиян, которые смогут себе позволить арктический тур, упадёт в разы. Нынешний курс, который направлен на ужесточение правил въезда в Арктику, опять же уменьшает количество туристов.

Чтобы развить туризм в Арктике, необходимо в первую очередь упростить и стабилизировать процесс получения разрешений для посещения арктических территорий.

Далее было бы здорово получить помощь государства в популяризации сокровищ российской Арктики, как это делает большинство стран с арктическими территориями: субсидирование участия в крупнейших международных выставках, печать буклетов с контактами признанных специализированных туроператоров.

И конечно, в Арктике должны быть доступные туристам аэродромы с регулярным авиасообщением, чтобы увеличить турпоток.