Аналитический обзор
Государственный музей деревянного зодчества и народного искусства «Малые Корелы»

Сергей Рубцов: Когда я выезжаю в «Малые Корелы», обычно говорю «я поехал в деревню»

«Когда я выезжаю сюда, на территорию, обычно говорю "я поехал в деревню", потому что воспринимаю наш музей именно как северную русскую деревню, где не только стоят эти постройки, но где мы по мере возможности оживляем их присутствием элементов народной жизни».

Сергей Германович, что представляют собой «Малые Корелы» сегодня? Что это за музей и чем он может удивить ваших посетителей?

«Малые Корелы» сегодня — это крупнейший, во всяком случае в европейской части России, музей под открытым небом, музей деревянного зодчества. Это 140 га территории, порядка 120 объектов так называемого недвижимого фонда, самых разных — это и культовые сооружения, и жилые дома, и хозяйственные постройки, в том числе восемь ветряных мельниц и одна водяная, и так называемые малые формы — колодцы, изгороди и так далее и тому подобное.

Плюс к этому «Малые Корелы» — это ещё и храмовый комплекс. В селе Нёнокса под Северодвинском — Троицкий храм, Никольский и колокольня, Никольский храм в селе Лявля в 7 км отсюда — старейший деревянный храм Архангельской области, ровесник Архангельска, 1584 года.

Музею также принадлежит ещё два объекта в Архангельске — Дом коммерческого собрания, так называемый Марфин дом, и усадьба Марии Тимофеевны Куницыной. Это огромный комплекс, который посещает порядка 180–190 тыс. человек в год.

Какие праздники проводятся в вашем музее под открытым небом?

Вы знаете, когда я выезжаю сюда, на территорию, обычно говорю «я поехал в деревню», потому что воспринимаю наш музей именно как северную русскую деревню, где не только стоят вот эти постройки, но где мы по мере возможности оживляем их присутствием, скажем так, элементов народной жизни.

Здесь у нас по выходным проходят народные гуляния, различные игры, работает фольклорно-этнографический театр. Здесь проводится порядка 20 праздников в течение года, самых разных — от основанных на фольклорной традиции до новых (скажем, «Весёлое новогодие», праздник хлеба, День Флора и Лавра — праздник лошади). То есть практически каждые выходные мы что-то предъявляем посетителю помимо, собственно говоря, построек, их интерьеров и замечательной в плане природной составляющей территории.

А ещё учите городских руками работать.

У нас разработан комплекс музейно-образовательных программ, предназначенных для детей. Эти программы включают в себя в том числе различные мастер-классы.

Но помимо этого мы проводим подобные мероприятия для посетителей всех возрастов. Каждые выходные проходят те или иные мастер-классы: по изготовлению обрядового печенья, допустим, по народной росписи или кубовой набойке — диапазон очень широкий. Мы очень дружим с народными мастерами Архангельской области. Они здесь присутствуют как со своими изделиями, так и со своими умениями и навыками, которые можно у них перенять.

Какие фильмы снимались в «Малых Корелах»?

Здесь снимались такие фильмы, как «Ледяная внучка» (1980 год), «Россия молодая» (1981–1982 годы), из последних — «Распутин» (2001 год) совместного производства России и Франции. В нашем музее и пейзажи, и сооружения — всё хранит отпечаток старины.

Есть ли у вас любимый и наиболее близкий экспонат на территории музея?

Меня больше всего задел в своё время дом Пухова. В 2012 году мы не отметили, но помянули, так скажем, его 200-летие. Это первый отреставрированный при мне объект, который сейчас введён в строй, в нём открыты интерьеры и выставка «Рублено топором», представляющая технологии северного деревянного зодчества.

Кто ваш основной посетитель?

Посетитель самый разный. Меня очень радует, что очень много детей — они составляют где-то от 20 до 30% каждый год. Радует в том отношении, что дети, приезжая сюда, приобщаются к нашей северной русской народной культуре.

И мы не просто фиксируем, что их столько-то. Проводилось исследование, которое показало, что проводимые здесь с детьми занятия оставляют достаточно серьёзный след в их душе, в их отношении к жизни. Мы опрашивали и детей, и родителей, и это всё как раз было подмечено.

Это радует, потому что, скажем, в 1990-е годы поколение было упущено. И сейчас это упущенное поколение везёт сюда уже своих детей, и дети возвращаются к нашей народной северной культуре.

Как пополняется ваш фонд?

Он не пополняется. Вся проблема в том, что у нас не сформировано два сектора. Они присутствуют в генплане, но насколько возможно сейчас эти секторы укомплектовать, непонятно, потому что с момента утверждения генплана прошло 40 лет. Сохранились эти постройки? Не сохранились? Надо снаряжать экспедиции, смотреть и каждый раз конкретно решать.

Я думаю, что всё равно эту работу надо возобновлять, потому что то, что сейчас стоит на месте, через какое-то время уже стоять не будет. Много было дискуссий: надо перевозить памятники, не надо. Я считаю, что если невозможно сохранить памятник на месте и потом предъявить (самое главное — предъявить!), надо перевозить. Другого способа сохранения просто нет.