Аналитический обзор
Ледокол «Красин»
© arctic.ru

Павел Филин: «Красин» – это легендарный корабль, который заслуживает внимания и всяческих почестей

Сегодня «Красин» — единственное судно, находящееся на плаву, которое принимало участие в реальных морских сражениях Великой Отечественной войны. Больше в России таких судов нет, да и в мире их остались единицы.

Сколько ледоколов-музеев существует в России и чем знаменит «Красин»?

У «Красина» богатейшая история. В 2016 году мы начнём отмечать столетие ледокола — в 1916 году он был спущен на воду. Но подъём флага был 31 марта 1917 года, и поэтому основные торжества запланированы на 2017 год. Сейчас мы активно к ним готовимся.

Ледокол «Красин» не единственный подобный музей. В России есть ещё ледокол-музей «Ангара», который находится в Иркутске. И, кстати, он был построен на том же заводе, что и ледокол «Красин», — в Великобритании, в Ньюкасле. «Ангара» была создана даже немного ранее. Это старший брат «Красина», хотя по размерам он существенно меньше.

Есть и ещё одно судно-музей — это ледокол «Ленин», который находится в Мурманске. Тоже абсолютно уникальное явление в мировой истории. Первый атомный ледокол, который был построен здесь, в Ленинграде, и спущен на противоположном берегу, на Адмиралтейских верфях. Сейчас этот ледокол находится в ведении «Атомфлота» и, собственно говоря, является ведомственным музеем. Каждый год его посещает большое количество туристов. То есть история освоения Арктики ледокольным флотом у нас более или менее отражена.

Получается, «Красин» — самый известный из перечисленных музеев?

Пожалуй, да. «Красин» — самый известный и самый легендарный из них, потому что с ним связаны важнейшие события всемирной истории.

Что больше всего интересно тем, кто приходит на борт?

Интересно прежде всего посетить само судно, потому что у нас можно походить по палубе, зайти в помещения, посмотреть, как устроена рулевая рубка, каюта капитана, каюта начальника экспедиции, кают-компания, увидеть, как жили матросы.

Есть отдельная экскурсия в машинное отделение. Ведь «Красин» (многие даже этого и не знают) — это пароход. Он сохранился как паровое судно. У нас паровые котлы, паровая машина. Причём, по всей видимости, у нас на «Красине» стоит одна из самых больших паровых машин в мире, сохранившихся на судах, которые находятся на плаву. Она мощностью три с лишним тысячи лошадиных сил, и ничего подобного в мире скорее всего не сохранилось, поэтому это уникальное инженерное сооружение.

Кроме того, «Красин» является участником совершенно легендарных событий в Арктике, которые связаны с восстановлением нашего государства, с ключевыми моментами истории арктических исследований.

Символичны даже годы жизни «Красина»: ледокол был построен в 1917 году, а последний свой рейс попытался сделать в 1991 году. То есть фактически годы его эксплуатации — это отражение всей советской эпохи освоения Арктики.

«Святогор» — это первое имя «Красина» — пришёл в Архангельск в 1917 году и успел принять участие и в гражданской войне, и в революционных событиях. Но, правда, странным образом: фактически он был затоплен большевиками в устье Северной Двины, для того чтобы в Архангельск не смогли пройти войска Антанты.

Но затоплен он был странным образом: не до конца, только по палубу. Соответственно, когда пришли англичане, они откачали воду, подняли его и прекрасно им пользовались. В течение нескольких лет (до 1921 года) ледокол ходил под английским флагом. Он даже сохранил своё имя и назывался HMS Sviatogor — Корабль её Величества «Святогор».

Дело в том, что приказ о строительстве ледокола подписывал Николай II, но из-за начала революционных событий царское правительство не успело за него расплатиться: оно заплатило 70%, и 30% осталось. За эту неуплату его и забрали в Великобританию.

Кстати, у нас в прошлом году на борту была принцесса Анна — дочь королевы Елизаветы. Мы делали для неё экскурсию, чем, конечно, очень горды.

Как ледокол вернулся на родину?

Наш торгпред, дипломат Леонид Борисович Красин (1870-1926 гг.) проводил переговоры с Великобританией о заключении торгового соглашения, о прорыве, так скажем, экономической блокады молодого советского государства.

Такое соглашение было заключено, оставшаяся сумма (30%) — заплачена, и ледокол вернулся в советскую Россию. На самом деле Великобритания с удовольствием избавилась от этого ледокола, поскольку льдов у них нет, а содержать такое судно — это очень дорогое удовольствие.

В 1927 году, уже после смерти Леонида Борисовича, корабль был переименован из «Святогора» в «Красин».

Это первый этап. А звёздный этап в жизни ледокола «Красин» — это, конечно же, 1928 год. Он связан с экспедицией генерала Умберто Нобиле (1885-1978 гг.) на Северный полюс на дирижабле «Италия».

Умберто Нобиле был известным дирижаблестроителем. В 1926 году он построил дирижабль «Норвегия» и на нём отправился в экспедицию вместе с Руалем Амундсеном (1872-1928 гг., норвежский полярный путешественник). Это был перелёт через Северный полюс на Аляску. Экспедиция была успешной. Но, как это часто бывает, два великих человека, два больших корабля, после неё разошлись, фактически поссорились.

И тогда Умберто Нобиле решил организовать свою собственную экспедицию на Северный полюс. Экспедиция должна была стать более масштабной — планировалась целая серия вылетов, в том числе и на Северный полюс, а также проведение научных исследований.

В 1928 году эта экспедиция стартовала. Правда, удался только один вылет — в район Земли Франца-Иосифа, Северной Земли. Во время второго вылета дирижабль долетел до Северного полюса, но не смог там приземлиться из-за сильного ветра. Он развернулся, полетел обратно, попал в сильный встречный ветер и потерял высоту. По всей видимости, было обледенение, осколки льда слетали с винтов и пробили оболочку. В результате, быстро теряя высоту, дирижабль зацепился гондолой за лёд, за один из торосов, разломился, и часть экипажа выпала на лёд. Часть осталась внутри дирижабля, а потом пропала — дирижабль унёс людей, и потом их так и не смогли найти.

Выпавшим из дирижабля повезло гораздо больше, правда, многие из них имели серьёзные повреждения, переломали руки и ноги. Но вместе с ними выпала и часть провианта, палатка, радиостанция, оружие — в общем, можно было организовать целый лагерь на льдине, что и было сделано. Лагерь был разбит, как оказалось, недалеко от Шпицбергена. Была налажена работа радиостанции, хотя сигнал SOS от потерпевших бедствие очень долгое время не могли принять.

Но в конце концов он был пойман у нас, в советской России, радиолюбителем Николаем Шмидтом (житель деревни Вознесенье-Вохма Северо-Двинской губернии), и началась спасательная операция, в которой принимали участие почти все европейские страны, будто бы соревнуясь друг с другом. Многие их действия были нескоординированы, тем не менее до настоящего времени эта операция считается самой масштабной международной спасательной экспедицией в Арктике, в которой были задействованы десятки кораблей и самолётов.

Советская Россия также принимала в спасении потерпевших бедствие активное участие. Мы организовали поисковые экспедиции на нескольких судах, в том числе и на «Красине». В результате получилось, что многие страны пытались спасти членов экспедиции Умберто Нобиле, а реально смог выполнить эту задачу только наш ледокол.

Это событие было важно в плане признания молодого советского государства на международной арене. Что такое 1928 год? Авторитет государства тогда был крайне низок, только-только началось признание новой страны ведущими мировыми державами.

Интерес к нашей стране резко повысился. Многие красинцы, даже кочегары, ездили по миру с рассказами об экспедиции. По сути, это была первая большая пиар-акция советской России.

В этой экспедиции был и серьёзный гуманитарный аспект. На обратном пути, когда «Красин» возвращался со Шпицбергена, он получил сигнал SOS от немецкого лайнера «Монте-Сервантес», который столкнулся с айсбергом, получил пробоину и стал быстро набирать воду и тонуть.

К «Монте-Сервантесу» быстро подошёл «Красин». Поскольку на «Красине» были водолазы, они провели осмотр, выявили пробоину и залатали лайнер. Тем не менее течь продолжалась, и выяснилось, что с другой стороны тоже есть пробоина. Заделали и её, использовав уже свой металл, разобрав палубу в машинном отделении, после чего отбуксировали судно в Гамбург. Таким образом, помимо спасения полярной экспедиции Умберто Нобиле «Красин» спас ещё 1,5 тысячи человек на большом пассажирском лайнере «Монте-Сервантес».

Это было серьёзное достижение, которое вызвало большой резонанс в мире. Газеты просто пестрели упоминаниями о ледоколе «Красин», о его руководстве, советской России. Несомненно, события эти являются звёздным часом в истории ледокола «Красин». На основе этой истории был снят художественный советско-итальянский фильм «Красная палатка» (1969 год), в главных ролях которого снимались Никита Михалков, Юрий Визбор, Донатас Банионис, Клаудия Кардинале и Шон Коннери.

Интересно, что на последнем этапе съёмок два режиссёра — Михаил Калатозов и Франко Кристальди — разошлись во мнениях, поссорились и сделали два отличающихся друг от друга фильма. Советский вариант более психологичный, он на полчаса длиннее, чем итальянский. В советском варианте саундтрек написал Александр Зацепин, в итальянском — Эннио Морриконе.

Чем занимался легендарный ледокол после своего звёздного часа?

После этих событий ледокол «Красин» совершил ещё две кругосветные экспедиции. Не каждое судно может похвастаться хотя бы одной кругосветкой, а «Красин» сделал это дважды — в 1934 и 1941 годах.

1934 год — всем известная спасательная экспедиция челюскинцев, которые дрейфовали на льдине. Было несколько вариантов спасательной операции, один из которых — с участием «Красина». Кстати, судя по воспоминаниям, дневникам самих челюскинцев, они не ждали спасения с воздуха, поскольку тогда авиация только начинала развиваться, — все надеялись на ледокол «Красин». Но авиация отработала хорошо, и всех челюскинцев эвакуировали самолёты.

Тем не менее «Красин» отправился в этот поход — из Ленинграда вокруг света, через Атлантику, Панамский канал, Тихий океан, на Аляску и далее Чукотку. Правда, к тому времени, когда он дошёл (хотя он дошёл достаточно быстро — менее чем за два месяца), челюскинцев успели вывезти. Но на последних этапах этой спасательной экспедиции он всё-таки был недалеко и помогал в перевозке грузов, мимоходом вытащил изо льдов пароход «Сталинград», то есть ледокол внёс свою лепту и в эту операцию. После чего он ушёл на трассу Северного морского пути и фактически замкнул свой кругосветный маршрут.

Вторая кругосветная экспедиция была ещё более интересной. 1941 год, началась Великая Отечественная война. После начала военных действий американское правительство обратилось к советскому правительству с просьбой предоставить ледокол в аренду. Ледокол нужен был для высадки десанта в Гренландии, где появились немецкие гидрометеорологические станции, которые могли делать наводки для авиации и кораблей, а это было уже серьёзным вторжением в американские интересы.

Советское правительство ответило положительно, и «Красин» отправился в Америку. В США команду «Красина» встретили на самом высоком уровне — президент Франклин Рузвельт пообщался с красинцами и лично подписал чек на 500 тысяч долларов на ремонт ледокола и его вооружение. «Красин» был поставлен в док, отремонтирован и серьёзно вооружён.

Тем не менее «Красин» не остался в Америке. Он получил другие боевые задачи — отправился через Атлантику в Великобританию. Этот переход был очень труден: сильные шторма, встреча с немецкой подводной лодкой. В Великобритании ледокол довооружили, поставили на него зенитные пушки — эрликоны. После чего он отправился в Исландию, а оттуда в советскую Россию в составе полярного конвоя PQ-15.

Полярные конвои — история снабжения советской России вооружением, продовольствием. Эти поставки были очень важны. Как это происходило? Выстраивалось в несколько рядов порядка 20-30 транспортных судов, вокруг которых шли суда охраны, и этот караван двигался из Исландии в советскую Россию. Конвои старались идти как можно дальше от побережья Норвегии, прижимаясь к кромке полярных льдов, в связи с тем что в Норвегии находились немецкие базы военных самолётов. Несмотря на предосторожность, конвои подвергались атакам немецких самолётов и подводных лодок.

PQ-15 был одним из самых трудных конвоев. Он был обнаружен немецкими самолётами-разведчиками и активно атаковался, причём тогда немцы впервые применили при атаке на конвой самолёты-торпедоносцы. Несколько судов конвоя PQ-15 было ими затоплено. Началась охота и на ледокол «Красин», но, поскольку он был хорошо вооружён и хорошо отстреливался, его миновала эта судьба. Он остался на плаву, более того, даже серьёзных ранений на борту никто не получил, хотя рубка была вся прострелена. За ледоколом «Красин» числится два сбитых немецких самолёта. Так или иначе конвой дошёл до Мурманска, а «Красин» двинулся в Северодвинск и позже вышел на трассу Севморпути.   

И сегодня «Красин» — единственное судно, находящееся на плаву, которое принимало участие в реальных морских сражениях Великой Отечественной войны. Больше в России таких судов нет, да и в мире их остались единицы. Поэтому, конечно же, «Красин» — это легендарный корабль, который заслуживает внимания и всяческих почестей.

Помимо участия в этом полярном конвое «Красин» связан с ещё одним важным эпизодом в истории Великой Отечественной войны в Арктике. В 1942 году немецкое командование развернуло крупную кампанию Wunderland (нем. — Земля чудес), направленную на разрушение коммуникаций в советской Арктике. Толчком к разработке этой кампании послужила информация о том, что с Дальнего Востока планируется перебросить несколько военных кораблей в Мурманск, на западный театр военных действий. Тут сработала, видимо, японская разведка, которая передала эти данные.

Согласно плану кампании немецкое командование отправляет в Карское море линкор «Адмирал Шеер» и пять подводных лодок. В тот момент, когда «Адмирал Шеер» оказался в Карском море, ледокол «Красин» как раз проводил караван транспортных судов с Диксона в восточный сектор Арктики. К счастью, встреча этого каравана с «Шеером» не состоялась. Причиной этому послужило то, что немецкий линкор наткнулся на небольшой ледокольный пароход «Александр Сибиряков». «Адмирал Шеер» приказал «Сибирякову» не выдавать своё местоположение и хранить молчание в эфире. Но «Сибиряков» сразу подал сигнал о том, что видит неприятеля, и местоположение линкора было рассекречено. «Шеер» тут же ответил оружейными выстрелами и достаточно быстро потопил «Сибирякова».

Тем не менее стало понятно, что в Карском море находится большой неприятельский корабль. Ледокол «Красин» увёл караван судов в тяжёлые льды и таким образом спас его. «Шеер» с подводными лодками ушёл из Карского моря, не осуществив задуманного. А «Красин» дождался каравана военных судов, провёл его через пролив Вилькитского, после чего караван благополучно достиг цели назначения.

Что было с «Красиным» после окончания войны?

После войны ледокол «Красин» был разоружён, прошёл модернизацию в Германии, в городе Висмаре, и приобрёл тот вид, ту надстройку, которую мы сейчас можем видеть. Интерьеры и то, что находится внутри ледокола, — это всё было сделано в 1950-е годы в Германии. От «Красина» 1920-х годов, который был построен в Великобритании, сохранился только корпус. Но корпус совершенно уникальный — клёпанный, из английской стали, а корпус, как известно, — самое главное на любом судне.

Пройдя модернизацию, «Красин» снова работает на трассе Севморпути, проводит транспортные суда с хозяйственными грузами. В 1970-е годы, когда стало понятно, что ледокол устарел — это же пароход, хоть и не на угле, а на мазуте, и мощность не та, и корпус изношен, — стали думать, что с ним делать.

Тут, видимо, сыграли свою роль боевые заслуги «Красина», потому что его решили не уничтожать, как это было сделано с первым русским ледоколом «Ермак» (кстати, «Ермак» и «Красин» были сделаны по одному и тому же проекту, разработанному адмиралом Степаном Осиповичем Макаровым, 1848-1904 гг.). Появилась идея переделать «Красина» из ледокола в научно-исследовательское судно, что и сделали.

У «Красина» было три машины и три винта. Две бортовые машины убрали, вместо них поставили парогенераторы. С котлов пар подавался на парогенераторы, которые вырабатывали электричество. Так «Красин» превратился в плавучую электростанцию. Судно причаливало к буровым установкам на Шпицбергене и Земле Франца-Иосифа для подачи электричества и пара. И тут мы можем скромно заметить, что нефть и газ, обнаруженные на островах Арктики, — это во многом заслуга «Красина». В качестве научно-исследовательского судна ледокол проработал 1970-1980-е годы.

Каким образом «Красин» стал музеем?

В 1989 году «Красин» был передан Международному фонду истории науки как раз для того, чтобы сделать из этого судна музей. Но всё оказалось не так просто. Ледокол пришёл в Ленинград, но в связи с тем, что в 1991 году у нас фактически не стало государства, организация, которая взялась за сохранение «Красина» в качестве музея, продала этот ледокол другой организации, та организация в свою очередь перепродала его третьей организации… Судьба ледокола могла быть очень незавидной.

Но об этом узнала общественность, и поднялась народная волна протеста. В защиту ледокола полетело огромное количество писем, был организован комитет спасения «Красина». Благодаря общественности об этой истории узнали власти, и в результате было подписано постановление правительства о признании «Красина» объектом культурного наследия федерального значения. На основе этого постановления в течение последующих двух лет в судах рассматривалось дело о признании сделки о продаже «Красина» недействительной. Сделка была аннулирована, и «Красин» остался в Санкт-Петербурге в качестве музейного судна.

В 1990-е годы денег на его содержание у города категорически не хватало. В итоге в 2004 году было принято решение о передаче «Красина» из Санкт-Петербурга Музею Мирового океана, в ведение Министерства культуры.

Что-то изменилось после передачи музея Министерству культуры?

Сейчас в музее ведутся большие реставрационные работы, работы по обслуживанию ледокола. Действительно, за все постсоветское время только в составе Музея Мирового океана «Красин» получил достойное содержание. Очень много конференций у нас проводится, очень много бывает туристов на его борту, так что приходите, не пожалеете.

Когда появились музейные экспозиции на борту «Красина»?

Музейные экспозиции на его борту появились ещё в 1990-е годы — ледокол был открыт для посещения. Но как полноценный музей он стал функционировать с 2004 года, тогда же началось образование и пополнение его фондов.

Каким образом корабли становятся музеями и сколько всего таких музеев открыто в России?

Всего у нас в России где-то порядка 30 судов-музеев, находящихся на плаву. Они относятся к разным ведомствам, разного подчинения: Министерство культуры, «Атомфлот», военные — крейсеры «Аврора», «Кутузов», и так далее.

Ведущую роль здесь играет Музей Мирового океана, у которого есть целый исторический флот. Большая часть судов находится в Калининграде — это научно-исследовательское судно «Витязь», «Космонавт Виктор Пацаев», рыболовный траулер СТР-129, подводная лодка Б-413, на бортах которых развёрнуты прекрасные экспозиции. Музей активно развивается, скоро в нём появится новое судно — последний сохранившийся плавучий маяк «Ирбенский».

Ассоциация «Морское наследие России» активно продвигает идею создания перспективной программы музеефикации исторических кораблей. Ведь как все эти исторические суда стали музеями? Пока их судьба не повисала на волоске, пока общественность не начинала бить тревогу, судьбой этих кораблей никто не занимался. Но за время простоя они успевали прогнивать, в результате очень большие деньги тратились на их восстановление. Чтобы избежать этого, ассоциация предлагает уже сейчас задуматься о тех судах, которые находятся на ходу, но уже вошли в преклонный возраст. Можно даже заранее определить их будущих собственников, создать некие пенсионные фонды.

Что это за суда?

У нас немного таких кораблей, представляющих собой выдающиеся сооружения, памятники науки и техники, или принимавших участие в знаковых исторических событиях. Один из самых ярких примеров — это спасательное судно «Коммуна» Черноморского флота. Оно построено в 1914 году на Путиловском заводе, представляет собой совершенно уникальное инженерное циклопическое сооружение — это двухкорпусный катамаран длиной более 100 м, соединённый арочной системой. Он очень похож на Эйфелеву башню на плаву. «Коммуна» — старейшее судно военно-морского флота России, до сих пор обслуживающее подводные лодки. Очевидно, что вскоре его придётся выводить из действующих судов, и уже сейчас стоит принять меры, чтобы сохранить его в качестве музея, потому что это совершенно уникальный экспонат.

Есть и другие примеры — взять хотя бы наши парусные суда. Самые известные и старые среди них — это «Седов», «Крузенштерн». К счастью, они ещё на плаву, «Седов» недавно даже в кругосветку ходил, но всё же об их дальнейшей судьбе нужно думать уже сейчас, уже сейчас нужно понимать, что в будущем они станут кораблями-музеями.

Когда ассоциация «Морское наследие России» планирует выступить с программой сохранения судов?

Думаю, что в течение 2015 года эта программа будет окончательно сформирована и начнёт активно обсуждаться.

Сколько ледоколов могут в будущем стать музеями?

Сейчас активно поднимается вопрос о сохранении ледокола «Арктика», но это вопрос сложный. Всё-таки сохранение такого большого судна — очень дорогостоящее предприятие, хотя за «Арктикой» числятся серьёзные заслуги — например, первое достижение Северного полюса в надводном плавании.

Вопрос стоит так, что стоимость его утилизации примерно равна стоимости его сохранения на первом этапе в качестве музейно-выставочного центра. Но здесь нужно прислушаться и к мнению «Росатомфлота», в ведении которого должна остаться «Арктика», поскольку из-за остаточной радиации только «Росатомфлот» сможет обслуживать этот ледокол.

Что такое для вас работа на «Красине»?

На «Красине» чрезвычайно интересно работать — здесь проводится огромное количество мероприятий, конференций, выставок, связанных не только с историей Арктики, но и в целом с историей морской России. Кроме того, «Красин» фактически стал центром сохранения морского наследия России: на его борту базируется штаб-квартира ассоциации «Морское наследие России», поэтому я рад, что нахожусь здесь, на его борту.