Аналитический обзор
Генеральный директор ФГУП «Государственный трест “Арктикуголь”» Александр Веселов
© из личного архива

Александр Веселов: В 2018 году выручка от туризма на Шпицбергене должна превысить выручку от добычи угля

Как компания, 85 лет добывающая уголь, планирует создать туристический бум на Шпицбергене? Сколько землекопов необходимо для обслуживания современной шахты? Планируют ли норвежцы покинуть архипелаг? Обо всём этом arctic.ru рассказал генеральный директор ФГУП «Государственный трест “Арктикуголь”» Александр Веселов.

Александр Петрович, расскажите о компании «Государственный трест "Арктикуголь"».

Компания была создана в 1931 году для добычи угля на архипелаге Шпицберген. В следующем году исполняется 85 лет. Сегодня добыча угля составляет 120 тыс. т в год, в последние годы поставлена задача по диверсификации деятельности, основные направления — развитие науки (создаётся российский научный центр на Шпицбергене) и развитие туризма.

Как вы планируете развивать туризм?

Мы над этим уже активно работаем. В апреле этого года на архипелаге создано новое структурное подразделение, то есть к нашему руднику «Баренцбург» прибавился центр арктического туризма «Грумант». Перед нами стоит задача — к 2018 году выручка от туристической деятельности должна превысить выручку от добычи угля.

Но ведь ваш профиль всё-таки добыча угля, а не туризм?

И тем не менее. С 2008 года на Шпицбергене создаётся инфраструктура туризма, в основном за счёт федеральных субсидий. Если в 2007 году выручка от туризма составляла 6 млн рублей в год, то в прошлом году мы получили уже 39 млн рублей. В этом году, я предполагаю, она вырастет на 75% к уровню прошлого года и составит примерно 70 млн рублей. И это притом что мы планировали 60 млн. У нас создана инфраструктура, которая позволяет сегодня оказывать профессиональные туристические услуги.

В 2016 году мы планируем получить 100 млн рублей, потом 130 млн, к 2018 году мы должный выйти на 180 млн рублей, что будет примерно соответствовать выручке от продаж угля.

Туристы из каких стран чаще всего к вам обращаются?

В основном мы ориентируемся на российских туристов. В следующем году впервые для них мы организуем чартерный рейс. Тут важно напомнить, что, в соответствии с Парижским договором от 1920 года, физические лица могут находиться на Шпицбергене, не имея визы, хотя суверенитет принадлежит Норвегии. Получается вот что: турист, который летит регулярным рейсом, сначала должен попасть в Осло, а потом только на архипелаг и обратно. Для этого ему нужна многократная шенгенская виза. Но если лететь прямым чартерным рейсом из Москвы, то понадобится лишь заграничный паспорт. Это существенный момент.

В 2014 году мы получили лицензию туроператора, организуем российские туристические группы. В прошлом году было семь групп, всего 100 человек, в этом году значительно больше. То есть одной из причин увеличения выручки, естественно, стало падение курса рубля, но важнее, конечно, рост числа туристов.

А что вы можете им предложить?

В посёлках Беренцбурге и Пирамиде у нас около 300 современных спальных мест разного класса для туристов… Только в этом году мы открыли новую гостиницу «Помор», довольно бюджетную. Есть хостел практически для студентов, знаете, с двухъярусными кроватями.

Сколько стоят ваши туры?

Стоимость очень разная. Есть самые разнообразные туры и по бюджету, и по сроку, и по насыщенности программы. Если турист сам прилетает к нам, в этом случае, я думаю, от 50 тыс. рублей. В следующем году появятся туры на норвежском корабле 1961 года, который отремонтировали и сделали комфортным. Там программы будут стоить 3-4 тыс. евро с учётом перелёта.

Расскажите об основной деятельности компании — о добыче угля.

В соответствии с договором, на Шпицбергене существует 4 базовых вида деятельности (добыча полезных ископаемых, промышленность, судоходство и коммерция), которыми могут заниматься юридические и физические лица стран, подписавших договор. В настоящее время добыча угля является основным видом деятельности на Шпицбергене, который позволяет тресту Арктикуголь осуществлять экономическую деятельность на архипелаге. Сейчас запасы Баренцбургского месторождения ограничены, поэтому, пока не принято решение о строительстве новой шахты, ежегодная добыча угля ограничена — 120 тыс. т в год, но этого мало. Когда мы с Министерством энергетики высчитывали точку безубыточности, то получили 350 тыс. т угля в год, что не так уж много. А учитывая, что ежегодные объёмы добычи меньше, трест получает государственные субсидии. Они постоянно снижаются, потому что мы постоянно уменьшаем издержки, а с другой стороны, и возможности бюджета ограничены. По сравнению с 2009 годом объём субсидий снизился на 40%.

Возможно, вы сможете за счёт прибыли от туристической деятельности увеличить свой бюджет?

Задача такая стоит, но важно другое. В 2017-2018 годах должно быть принято решение по вопросу строительства новой шахты. Сегодняшние запасы позволяют добывать уголь на Баренцбургском месторождении до 2030 года. Но пока наложены ограничения добычи в 120 тыс. т, предприятие работает в убыток.

Сколько рудников сейчас принадлежит тресту?

До 1961 года работало три рудника, потом осталось два — «Баренцбург» и «Пирамида». В 1998 году ввиду экономического кризиса был закрыт и рудник «Пирамида», так как его запасы были очень небольшими.

В советское время на двух рудниках работало около 3100 человек. Сегодня круглый год работает только 400 человек. При этом часть этих людей периодически уезжает в отпуск: по закону человек получает право на отпуск через год работы, а через два года это становится его обязанностью. Летом мы проводим ремонтные работы, для чего приглашаем около 50 сезонных рабочих. 

Что компания делает для защиты окружающей среды?

Шпицберген — это сегодня самая жёстко охраняемая природная зона в мире, это уникальная природная среда: с одной стороны, очень близко к полюсу, в то же вермя здесь относительно мягкий климат из-за Гольфстрима. Природа очень ранима, и Норвегия вкладывает очень большие средства в охрану и её сохранение.

До 2008 года к «Арктикуглю» были серьёзные вопросы, но мы начали активный диалог с норвежскими властями, поэтому все вопросы урегулированы. У нас полное взаимопонимание с ними. Главные претензии были к нашей ТЭЦ из-за большого объёма пыли, но мы заменили полностью оборудование в соответствии с мировыми образцами.

Два раза в год мы проводим замеры выбросов, представляем отчёты. Сейчас нами по большей части ликвидированы загрязнения, допущенные за предыдущие 30 лет геологоразведочных работ. В этом году запустили цех по переработке твёрдых бытовых отходов. Пока непонятно, сможем ли мы продавать это вторсырьё, но задачу по переработке мы решили.

Пока претензий к нам нет, надеюсь, и в будущем не будет.

Согласно договору о Шпицбергене 1920 года, на архипелаге могут вести деятельность 42 страны. Сколько сейчас государств работает там?

Сейчас Норвегия и Россия. Причём норвежская компания «Стуре Ношке» последние восемь лета вела безубыточную добычу угля, но сейчас она опустела. В этом году они решили рудник законсервировать до 2018 года, поэтому добыча на этой шахте под вопросом.

Может получиться так, что только Россия останется на Шпицбергене?

Нет, Норвегия будет в любом случае вести экономическую деятельность. У них большие научные и учебные программы, широко развивается туризм. Кстати, мы активно сотрудничаем с ними в нашей туристической деятельности. В этом вопросе у нас полное взаимопонимание.