Аналитический обзор
Никита Куприков. Директор АНО «Полярная инициатива».
© Из личного архива

Никита Куприков: Наши молодые учёные могут дать фору иностранцам

На просторах Арктики трудятся учёные и исследователи всех возрастов. Директор АНО «Полярная инициатива» Никита Куприков рассказал Arctic.ru об истории создания организации и основных проблемах привлечения к работе молодых учёных.

Никита Михайлович, расскажите, пожалуйста, о деятельности организации.

В 2008 году по итогам Международного полярного года в Норвегии была создана Международная ассоциация полярных исследователей. Её отделения открылись в 40 странах. Тогда в России и было открыто отделение APEСS — Международной ассоциации молодых полярных исследователей, — которое функционировало как сообщество молодых учёных до 2015 года, пока группа активистов не решила оформить его юридически. В марте 2015 по итогам заседания участников в МГУ было принято, что сообщество трансформируется и далее функционирует как автономная некоммерческая организация «Полярная инициатива». На момент реорганизации насчитывалось более 300 членов — молодые учёные, студенты, аспиранты из ведущих российских университетов. На данный момент организация ведёт активную молодёжную политику в области полярных исследований и увеличения присутствия молодых российских учёных на международной арене как экспертов по актуальным направлениям.

Это и есть основная цель вашей организации?

Да, наша задача — сформировать в России кадровый резерв молодых полярных учёных.

А как вы это делаете?

У нас есть коллеги в различных вузах, мы с ними работаем по своему плану. В чём-то он пересекается с тем, что мы делаем в рамках Международной ассоциации молодых полярных исследователей, но тем не менее сейчас мы самостоятельная организация, у которой есть своя стратегия и направления деятельности.

Насколько востребованы сейчас молодые специалисты в сфере полярных исследований?

Хороший вопрос. Их не хватает. Я бы сказал, что востребованность выпускников в два-три раза превышает их количество и ежегодно растёт. Перед Россией и российскими организациями стоит задача увеличения присутствия и работы в Арктике по разным направлениям — от нефтедобычи до океанографических и гидрографических исследований. Нужны люди, которые будут этим заниматься. Молодёжи не так много, романтика ушла.

Вы думаете, что дело только в этом?

Нет. Понимаете, всем нужно зарабатывать деньги. К сожалению, многим проще избегать трудностей полярных исследований — героев мало.

А вы планируете их как-нибудь мотивировать?

Мы сейчас ведём переговоры с рядом крупных корпораций о том, чтобы сформировать специальные программы и поддерживать молодых учёных и их проекты для дальнейшей интеграции в деятельность этих корпораций.

А за рубежом ощущается проблема нехватки молодых кадров?

Конечно, но она не видна из-за открытости глобального рынка труда. Нужно понимать, что молодой учёный из Норвегии легко может уехать работать во Францию, а потом в США, например. В Россию он не поедет. Русский учёный может тоже уехать стажироваться за границу, а вот американец вряд ли приедет к нам, возможно, его и не пустят. Проблема и в языке.

Но ведь наши специалисты не хуже по сравнению с коллегами за рубежом?

Я думаю, что наши специалисты могут дать фору большинству иностранных учёных, не напрягаясь. Кто считает по-другому, пусть первым бросит в меня ледышку.