Аналитический обзор
Чащин Максим Валерьевич, заведующий научно-исследовательской лабораторией Арктической медицины ФБГОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» Минздрава России
© ФГБОУ ВО "СЗГМУ им. И.И. Мечникова"

Максим Чащин: В арктической зоне России сейчас начата реализация самых амбициозных проектов за всю историю человечества

Более года в России работает научно-исследовательская лаборатория арктической медицины СЗГМУ имени Мечникова, которую возглавляет Максим Валерьевич Чащин. Arctic.ru расспросил специалиста о работе лаборатории, перспективах телемедицины и новых арктических инфекциях.

Максим Валерьевич, расскажите о своих экспедициях. Когда они проходили и какова была их цель?

Каждый из нас посвящает свою работу любимому делу, которое, надеюсь, приносит пользу как отдельному человеку, так и всему обществу в целом. Исследователь — это очень увлекательная и интересная работа, целью которой является получение новых знаний во благо людей. Командировки в Арктику не были исключением.

Эстафету полярных экспедиций научно-исследовательская лаборатория арктической медицины (НИЛ) приняла от Северо-Западного научного центра гигиены и общественного здоровья (ФБУН СЗНЦ). Первые экспедиции состоялись в 2001 году в рамках международного проекта «Стойкие токсичные вещества, безопасность питания и коренные народы Российского Севера». Последующие командировки за Полярный круг, включая последние экспедиции в Чукотский автономный округ, должны были помочь лучше понять проблемы загрязнения Российской Арктики и его влияния на коренные народы, разработать предложения по улучшению ситуации в регионе

Арктический медицинский кластер — расскажите, пожалуйста, подробнее о его работе. Какие вузы вошли в его состав? Полностью ли сформирован этот институт? Как идёт его работа? Какое финансирование получает кластер?

В конце 2015 года в СЗГМУ им. И.И.Мечникова  была создана НИЛ арктической медицины. На лабораторию возложено две миссии. Первая миссия связана с организационной и методической деятельностью университета как координатора научно-образовательного кластера «Северный». Вторая — научное обеспечение приоритетных программ в области здравоохранения в арктической зоне Российской Федерации. В настоящее время проводится поиск интересных проектов, разрабатываются планы перспективных тем для работы в Арктике. В частности, университет активно поддерживает международный молодёжный образовательный форум «Арктика. Сделано в России».

Создание научно-образовательного кластера «Северный» (или «Арктический» в нашей интерпретации) — это замечательная инициатива Министерства здравоохранения России. Много раз из уст коллег слышал, что необходимо координировать деятельность научных и образовательных центров в арктической зоне РФ, как в сфере здравоохранения, так и в других сферах. Интенсивное освоение полярных территорий, начатое в середине прошлого века, строительство более 100 промышленных городов и посёлков городского типа, вовлечение в коллективную хозяйственную деятельность коренных народов Севера — эти факторы стали привлекать  выдающиеся научные коллективы к решению задач, связанных с негативным влиянием охлаждающего климата Арктики на здоровье человека.

В стране сформировалось новое научное направление — полярная медицина. Крупнейшие в мире эпидемиологические исследования были проведены сотрудниками Института клинической и экспериментальной медицины, Института физиологии (Новосибирск), Института медицинских проблем Севера и Института Крайнего Севера (Красноярск, Надым) и других научных организаций Сибирского отделения Российской академии медицинских наук, ФГБУ «Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт» Росгидромета, медицинских институтов и университетов. Для них проблема изучения возможностей адаптации человека к экстремальным климатическим условиям Арктики стала ключевой.

Однако прогресс, достигнутый в области биомедицинских наук, позволил расширить горизонты и начать исследования генетических заболеваний коренного населения Севера, производить оценки влияния антропогенных загрязнений на здоровье населения. В число участников научно-образовательного медицинского кластера «Северный», которые первыми поддержали инициативу Министерства здравоохранения России, включая наш университет в качестве координатора, вошли ФГБОУ высшего образования «Северный государственный медицинский университет» Минздрава России, федеральное бюджетное учреждение науки «Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора. Предварительное согласие о вступлении в него получено от государственного казённого учреждения Ямало-Ненецкого автономного округа «Научный центр изучения Арктики». Уверен, что по мере повышения активности деятельности, увеличения количества межцентровых научных и образовательных проектов число участников будет только расти.

В одном из интервью вы заметили, что в Арктике появились инфекции, не свойственные этой зоне. «Например, за последние пять лет ареал энцефалитного клеща увеличился на 30-40%!» Какие ещё нетипичные инфекции появляются в Арктике? С чем это связано? Как с этим можно бороться?

Потепление климата Арктического региона уже оказывает определённое влияние на уровень инфекционной заболеваемости населения. Причины разные: смещение границы леса к северу вызвало расширение ареала возбудителей и переносчиков инфекционных заболеваний, передающихся с укусом клеща; увеличение случаев заболеваний морских млекопитающих, птиц, рыб и моллюсков способствует распространению ботулизма, пневмоэнцефалита, чумы, гриппа морских птиц, герпесоподобного вируса у устриц и дальнейшему заражению людей. Многие зоонозы в настоящее время распространены среди арктических видов-хозяев, например бешенство у лисиц, бруцеллёз у копытных, лисиц и медведей, эхинококк у грызунов или собак, токсоплазмоз у кошачьих, коксиеллёз у скота. Распространение этих заболеваний возможно при наблюдаемом в настоящее время передвижении популяций этих животных на север. Повышение средней температуры предполярных и полярных районов является причиной выживания в зимний период и распространения многих видов насекомых, служащих переносчиками заболеваний, например вируса лихорадки Западного Нила, никогда ранее не встречавшегося в северных широтах.

Другая причина возможного расширения ареала инфекционных заболеваний — это изменение путей миграции птиц. Они обычно перемещаются по одним и тем же маршрутам, но в Арктику стали прилетать экзотические азиатские виды, которые могут быть переносчиками тропических лихорадок. Распространение возбудителей инфекционных заболеваний связано также с увеличением интенсивности судоходства в арктической зоне и спуском кораблями балластных вод. В результате происходит неконтролируемое внедрение конкурирующих микроорганизмов, изменяющих взаимоотношения в арктической экосистеме, стимулирующее появление «новых» заболеваний полярной флоры и фауны.

Перед нашим государством стоит сложная задача, связанная с противодействием распространению особо опасных и опасных инфекционных заболеваний в арктической зоне Российской Федерации с учётом изменения климата планеты и интенсификации хозяйственно-экономической деятельности. Наиболее эффективными в этой связи являются меры медицинской профилактики, причём на первое место выходит не популяционная, а персонализированная профилактика. Примером последней может быть использование вакцинопрофилактики, когда прививки от клещевого энцефалита делаются не всем подряд, а группам особого риска — лесникам, активным любителям собирать грибы и ягоды. Однако разработка таких индивидуальных профилактических программ требует тщательного научного анализа и обоснования.

Как это отражается на жизни коренных малочисленных народов Севера?

Потепление климата оказывает неблагоприятное влияние на состояние здоровья и традиционное природопользование коренных малочисленных народов Севера. Значительное снижение ледовитости Восточно-Сибирского и Чукотского морей, северной части Берингова моря и моря Бофорта представляет большую проблему. Например, отсутствие льдов в летне-осенний период ухудшило условия нагула тихоокеанского моржа — традиционного промыслового зверя коренных народов. Это привело к снижению численности популяции моржа в целом, исчезновению южных лежбищ, повышенной гибели молодняка, плохому физическому состоянию взрослых животных. Ухудшение здоровья морских промысловых животных непосредственно влияет на качество традиционной пищи коренных жителей в береговых посёлках Восточной Чукотки, так как основу их рациона до сих пор составляют мясо и жир этих морских животных. Для коренных малочисленных народов Арктики потепление климата и связанное с этим удлинение сезона, в течение которого море не покрывается льдом, уменьшение поверхности и толщи морского льда, изменения миграционных путей диких оленей и их кормовой базы, падение поголовья морских животных может привести к сокращению традиционных промыслов. Это в свою очередь приведёт к нарушению традиционного питания.

Отход коренного населения некоторых регионов от традиционного питания и способов его добычи и переход к более «западной» пище и оседлому образу жизни приводит к повышению частоты сердечно-сосудистых заболеваний, развитию диабета, кариеса и ожирения. Устоявшиеся системы питания также являются основой традиций, социально-экономического и культурного благополучия. Более того, охота, рыболовство, собирательство и разведение северных оленей не только обеспечивают пищей, но и являются важными источниками дохода для местных домохозяйств и сообществ. Эти виды деятельности тесно связывают коренные народы с окружающей средой, что отличает их от некоренного населения, и, несомненно, оказывают влияние на сохранение самоидентификации народа и территории его проживания.

На северных территориях из-за потепления климата также возникают проблемы с сохранностью продуктов питания, в результате чего возможно увеличение числа кишечных инфекционных заболеваний.

Ограничения привычных способов охоты, рыбной ловли и передвижения приводят к перебоям доставки продовольствия и других товаров. Наблюдается увеличение числа случаев межличностных конфликтов, депрессии и других форм социального стресса.

Увеличение в Арктике числа жарких дней также негативно сказывается на здоровье северян. Наиболее детально это явление изучено в северной Канаде, где в периоды экстремально высоких температур воздуха (до +30°С) у пожилых людей наблюдались изменения функции внешнего дыхания. Жители некоторых районов Арктики отмечают респираторную напряжённость, связанную с чрезвычайно тёплыми летними днями, чего ранее не наблюдалось. На севере Швеции повышение температуры на 1°C привело к резкому увеличению числа случаев такого типа сердечного приступа, как несмертельный острый инфаркт миокарда.

Кстати, как медики оказывают помощь КМНС? Очевидно, что расстояние, метеоусловия и многие другие факторы влияют на медицинское обеспечение этой группы арктических жителей.

В своём вопросе вы затронули очень серьёзную и до конца не решённую проблему оказания как скорой, так и первичной медико-санитарной помощи населению арктической зоны. Более или менее эти вопросы решены по отношению к саамам, проживающим в Мурманской области. В других районах Крайнего Севера проблема стоит остро в связи с сокращением коечного фонда в поселковых больницах, ликвидацией постов скорой медицинской помощи в удалённых малочисленных населённых местах, отсутствием фельдшерских и врачебных ставок в комплексных медицинских бригадах, кочующих вместе с оленеводами, и многим другим.

С другой стороны, мы наблюдаем аномальные погодные явления в Арктике, что нарушает транспортные связи и, как следствие, снижает качество и доступность медицинской помощи. В условиях, когда воздушная связь с небольшими населёнными пунктами во многих районах нерегулярна, каждую осень и весну население на длительное время оказывается изолированным. Это вызвано тем, что в воде слишком много льда, чтобы плыть на лодке, но недостаточно для того, чтобы ехать на собачей упряжке или на снегоходе. Единственным способом оказания не только экстренной медицинской помощи, но и вообще медицинской помощи  во многих районах арктической зоны остаётся санитарная авиация. Однако существуют объективные трудности её использования. Услугу необходимо интегрировать в систему обязательного медицинского страхования, увеличить затраты на приобретение, лицензирование, хранение, ремонт и эксплуатацию техники.

Много говорится о перспективах телемедицины. По-вашему, полезен ли это проект? Когда он может быть реализован и как будет работать? Успешна ли телемедицина по мировому опыту?

Как известно, телемедицина — перспективное направление, основанное на использовании компьютерных и телекоммуникационных технологий для обмена медицинской информацией между специалистами с целью повышения качества диагностики и лечения конкретных пациентов. Есть ли возможности использования этой технологии в Арктике? Конечно, есть, особенно с учётом того, что в ещё не принятом Государственной Думой законе «О телемедицине» предусмотрены такие направления применения, как профилактическая медицина и мониторинг состояния здоровья пациента и другое. В ближайшей перспективе телемедицинские технологии помогут нам повысить качество оказания медицинской помощи и её доступность для населения Арктики. Наиболее интересным является формализация понятия «удалённое присутствие» врача с диагностическими и профилактическими целями, реализованного во многих развитых странах с помощью телемедицины. С одной стороны, особенности расселения народа, огромные расстояния, слабая развитость транспортных путей, с другой — распространение высокоскоростного интернета диктуют нам необходимость всё более широко использовать возможности телемедицины. Интересный опыт повышения эффективности диагностических медицинских мер, проведения оперативного вмешательства на расстоянии получен в США, Канаде, Германии и других странах.         

В России живёт много талантливых молодых учёных и врачей, среди которых есть романтики, часто напевающие слова знаменитой песни, написанной ленинградским бардом Юрием Кукиным в 1964 году: «А я еду, а я еду за мечтами, // За туманом и за запахом тайги» — другими словами, людей, которые готовы ехать работать на Крайний Север. В арктической зоне России сейчас начата реализация самых амбициозных проектов за всю историю человечества, в том числе освоение Северного морского пути. Это потребует привлечения огромных человеческих ресурсов. Целый ряд правительственных организаций, таких как Федеральное агентство по делам молодёжи, Арктический молодёжный центр компетенций уже ведут активную работу по поиску грамотных специалистов во всех областях знаний для Арктики, включая и медицинские науки.