Инфраструктура
Доктор экономических наук, профессор Владимир Павленко
© из личного архива

Федеральный центр комплексных исследований Арктики может открыться в Архангельске к 2016 году

В Архангельске создаётся Федеральный центр комплексных исследований Арктики. О том, как появилась идея центра, его задачах и перспективах порталу arctic.ru рассказал председатель президиума Архангельского научного центра УрО РАН, доктор экономических наук, профессор Владимир Ильич Павленко.

Как будет называться федеральный научный центр в Архангельске? Почему новая научная организация создаётся именно в такой форме?

В соответствии с теми документами, которые мы направили в ФАНО (Федеральное агентство научных организаций), эта новая научная организация, создаваемая на базе Архангельского научного центра, будет называться Центром комплексных исследований Арктики, и формируется она в виде Федерального научного центра (ФНЦ).

ФНЦ в самом общем виде рассматривается в качестве научного и инновационного ядра решения масштабной задачи, своего рода технологической платформы. Базовыми задачами ФНЦ при этом являются как проведение собственных исследований, так и разработка и научное сопровождение внедрения новых методов, технологий и инструментов решения критически важных проблем. В этой связи ФНЦ выступает инновационным центром генерации новых решений. В рамках реализации поставленной задачи ФНЦ должны находиться в тесном взаимодействии с органами управления и развития, так называемыми центрами внедрения, в качестве которых могут выступать федеральные и региональные органы власти и управления, производственные организации. В структуре ФНЦ подразделения, ответственные за проведение прикладных научных исследований, призваны занимать центральное место.

Когда появилась идея создать такой центр в федеральном формате?

Эта идея родилась в Архангельске в октябре прошлого года в рамках проведения международной научной конференции «Конкурентный потенциал арктических и северных районов России». Участие в ней приняла группа представителей деловых, академических и образовательных организаций приарктических и неарктических государств.

Губернатор Архангельской области Игорь Орлов принимал наших гостей из приарктических стран, и на этой встрече обсуждались вопросы углубления сотрудничества. Был высказан ряд предложений, в частности, о целесообразности регулярного проведения совместных научных мероприятий, необходимости обсуждения общих вопросов и нахождения точек соприкосновения, формировании рабочих групп вокруг значимых научных проблем.

После этой встречи губернатор пригласил к себе академика Лавёрова Николая Павловича, председателя Уральского отделения РАН, академика Чарушина Валерия Николаевича, ректора Северного (Арктического) федерального университета Кудряшову Елену Владимировну и меня. В процессе дискуссии родилась идея: использовать научный, образовательный, промышленный потенциал Архангельской области для создания на его базе  крупной исследовательской структуры, ориентированной на более глубокое и системное изучение Арктики. Эта структура, федеральный научный центр, должна была стать неким интегратором, аккумулирующим результаты исследований Арктики в различных областях знаний.

В этот же вечер было решено написать письмо в ФАНО с предложением об образовании новой федеральной структуры на базе Архангельского научного центра. Эта идея была поддержана всеми участниками дискуссии. Письмо руководителю ФАНО было написано и отправлено. Через неделю руководитель ФАНО Михаил Михайлович Котюков пригласил Орлова и меня для разговора по этому поводу. Михаил Котюков, комментируя предложение губернатора Игоря Орлова, отметил, что желающих создать в Москве или Санкт-Петербурге федеральный центр исследований Арктики очень много, но ФАНО поддерживает идею создания центра именно в Архангельске.

Одобрение ФАНО вы получили, а как отнеслись к этому другие институты?

Для того чтобы эта идея «овладела массами», в ФАНО приняли решение провести у нас в Архангельске дискуссионный клуб, который назывался «Арктика как системообразующий проект инновационного развития России». Он состоялся 24-25 ноября прошлого года. Организаторами были администрация области, Архангельский научный центр и ФАНО. Пригласили буквально все научные организации России, у которых слово «Арктика» присутствует не только в названии организации, но и упоминается в выполняемых научных программах. Приехали представители 80 организаций, расположенных в Апатитах, Мурманске, Петрозаводске, Санкт-Петербурге, Москве, Вологде, Сыктывкаре, Салехарде, Тюмени, Новосибирске, Красноярске, Иркутске, Якутске, Магадане, Владивостоке, Анадыре. Дали возможность всем высказаться. 24 ноября в течение целого дня сидели, выслушивали доклады, сообщения. И в докладах, особенно моих коллег из Кольского научного центра, из Коми научного центра, проскальзывало некое недоумение: как же так, мы такие заслуженные, имеющие более чем полувековой опыт работы, а тут Архангельский научный центр, в 2001 году созданный… В этой связи академик Николай Лавёров подчеркнул: как показывает опыт, для решения новых задач очень важно выбрать базовую организацию, не обременённую неизбежными «тяготами» возраста.

На следующий день, 25 октября, в Архангельском научном центре собрались только руководители научно-исследовательских институтов и научных центров, и первый заместитель руководителя ФАНО Алексей Медведев во всеуслышание заявил,  что федеральный центр будет формироваться в Архангельске. Руководители всех научных организаций ФАНО, расположенные в Архангельской области и Ненецком автономном округе, подписали интеграционное соглашение об объединении на базе Архангельского научного центра. Надо сказать, что это процесс непростой, даже болезненный для некоторых организаций, потому что они лишались права юридического лица. То есть это не слияние было, а присоединение к нам, к Архангельскому научному центру.

А сколько было организаций?

Восемь.

Включая научный центр?

Да, всего объединяется восемь организаций. Общая численность работников — порядка 750 человек.

А какие организации войдут в федеральный центр?

Институт физиологии природных адаптаций, Институт экологических проблем Севера, НИИ сельского хозяйства и несколько организаций, которые находятся не в Архангельске, а за его пределами, на территории области и Ненецкого округа, — это опытно-исследовательские станции.

А что дальше? Как это всё будет создаваться?

Сейчас процесс идёт, мы приближаемся к финишу. Проект программы развития федерального центра уже готов, но с определённой периодичностью дорабатывается в соответствии с нормативными документами, требованиями ФАНО. Проведена оценка рисков создания новой организации, финансово-экономическое обоснование, направлены в ФАНО проекты устава, штатного расписания, концепции системы управления.

Руководителем создаваемого центра сейчас фактически являетесь вы?

Эта позиция  называется «руководитель базовой организации».  Протоколом об интеграции, который подписали все руководители реорганизуемых институтов и утвердил замруководителя ФАНО России Алексей Медведев, на меня возложены эти обязанности.

Создание центра не повлечёт за собой сокращений?

В процессе реорганизации мы с руководителями институтов руководствуемся двумя простыми и очевидными принципами: — сохранить все организации и сохранить кадры. Потому что, работая в Архангельске, я понял, что специалистов, которые хотят и любят заниматься наукой, найти очень непросто, а потерять можно быстро. Надо попытаться сохранить всех опытных специалистов, научную молодёжь, работников управления. Мы посчитали, что трудоустроены могут быть все.

Какие преимущества даст сотрудникам новая организация? Может быть, зарплаты повысятся?

Хороший вопрос. Заработная плата будет выравниваться для работников, занимающих одинаковые должности. Сейчас уже очевидно, что определённым категориям сотрудников институтов бывшей РАСХН заработная плата будет повышаться. В организациях ФАНО базовая часть заработной платы устанавливается в соответствии с профессиональными квалификационными группами.

Стоящие перед федеральным научным центром задачи включают как проведение научных исследований, так и сбор, обобщение и анализ различной информации, относящейся к АЗРФ. В этой части Федеральный научный центр — это интегратор, аккумулирующий разнообразную информацию, связанную с различными сторонами деятельности относительно АЗРФ. В то же время задачами являются и разработка предложений по решению наиболее острых проблем, формированию перспективной программы сбалансированного развития АЗРФ и соответствующей национальной программы фундаментальных исследований Арктики, потому что сейчас её в стране нет. В других приарктических странах есть национальные научные программы, есть организации, которые ответственны в правительстве за реализацию программ, есть система взаимодействия научных организаций — у нас она утеряна после распада Советского Союза. И только с созданием Государственной комиссии по вопросам Арктики предпринимаются попытки как-то это реанимировать, используя свой национальный опыт.

То есть новый федеральный центр будет заниматься как раз разработкой национальной программы?

Полагаю, что наш опыт может быть востребован. Создаваемый федеральный центр, по определению, должен быть интегрирован во все национальные программы. В качестве разработчика, исполнителя — заниматься и прикладными аспектами изучения и освоения Арктики. Важное значение получает и наше взаимодействие с Международным научным комитетом, связи с коллегами из исследовательских организаций приарктических и неарктических государств

Прикладными аспектами какого рода?

Учитывая многообразие государственных интересов в Арктике, диапазон достаточно широк. Но будет крайне важно сосредоточиться на тех задачах, решение которые опирается на имеющийся в объединяемых институтах и опытных станциях научный и кадровый потенциал, опыт работы на федеральном, региональном и муниципальном уровнях в макрорегионе, взаимодействия с добывающими компаниями, промышленными и  сельскохозяйственными предприятиями.

В проекте программы развития научных исследований федерального центра значительное внимание отводится вопросам сбалансированного развития социально-экономической сферы макрорегиона, инфраструктуры, энергетики, транспорта, включая Северный морской путь, и связи; геофизическим процессам в материковой и шельфовой зоне; пространственному развитию, прежде всего прибрежных территорий; управлению биоресурсами, как объектом хозяйственной деятельности; защите окружающей среды; развитию эффективного сельскохозяйственного производства в интересах обеспечения продовольственной безопасности населения АЗРФ; медико-биологическим и медико-социальным проблемам; общественному развитию, изучению этносоциальных и культурных процессов, жизнедеятельности населения, включая КМНС; международному сотрудничеству и политическим процессам в циркумполярном регионе, а также разработке новых моделей, методов исследований, обработки информации.

То есть фактически центр будет мониторить ситуацию по арктической России?

Конечно, сильно сказано, но в той или иной степени каждая научная организация занимается мониторингом в своей области знаний. Причём не только в России, но и других странах. Но федеральный научный центр, кроме того, что он будет заниматься исследованиями Арктики в определённых областях знаний, должен выполнять, разумеется, совместно с партнёрами из региональных научных центров, ориентированных на работу в Арктике, дополнительные функции, которые могут быть возложены на него: координация, организация, развитие отдельных прикладных аспектов исследований, содействие этому процессу. В этом, на мой взгляд, и состоит в целом предназначение формируемого центра. Все эти вопросы очень активно обсуждались с коллективами научных организаций, присоединяемых к Архангельскому научному центру, коллегами из Кольского, Коми и Якутского научных центров, в отделениях РАН.

Когда будет открыт новый федеральный центр?

Это довольно непростое дело, впереди ряд этапов. Перед нами стоит задача к концу сентября подготовить пакет документов, в который войдут проекты программы развития, устава, системы управления, штатного расписания и пр. Все упомянутые и другие документы необходимо представить  в ФАНО России и после этого организовать общественные слушания, экспертизу. Затем документы отправляются в президиум РАН для рассмотрения и утверждения. Следующий этап — представление документов в Комиссию Президента Российской Федерации по науке и образованию. Затем весь пакет необходимых для создания новой федеральной научной организации документов направляется в Правительство Российской Федерации для принятия решения. Хочу подчеркнуть, что ФАНО чётко и профессионально контролирует процесс реорганизации в соответствии с принятой нами «дорожной картой». Как понимаете, процесс довольно сложный, и называть конкретный срок открытия федерального центра будет опрометчиво. Но коллектив настроен оптимистично, и надеемся, что к середине 2016 года все необходимые решения будут приняты и федеральный центр начнёт свою работу.