Видео

Вебинар «Изучение промысловых морских млекопитающих на Чукотке за последние 25 лет»

Arctic.ru провёл вебинар, посвящённый изучению промысловых морских млекопитающих на Чукотке. Заведующий лабораторией по изучению морских млекопитающих ЧукотТИНРО, к.б.н. Денис Литовка рассказал о том, как изменился состав арктических видов этих животных на Чукотке за последние 25 лет, какие способы изучения используются в регионе.

В ходе вебинара Денис Литовка представил презентацию и ответил на вопросы слушателей.

Доступны ли данные по спутниковому мониторингу китов метками в сети? И можно ли отследить в реальном времени их передвижение?

К сожалению, нет. Это проводилось в 2005-2006 годах, данные все есть в статье, которая там указана. После нас провели ещё очень интересное мечение серых китов на Сахалине, двух китов пометили. Я знаю, что среди них была одна половозрелая самка по имени Варя (так зовут и мою маму). Она совершила переворот в биологии или ихтиологии, и все представления о популяциях и географической изоляции серых китов перевернула. То есть она ушла от Сахалина в Калифорнию, а потом весной на север до Британской Колумбии, накуролесила там и вернулась на Сахалин. Всегда учёные думали, что это разные популяции, а оказалось, нет. То же самое сказала нам и генетика, что 100% генетические исследования не дают, что возможно смешение популяций. Но все эти работы опубликованы, можно их найти и почитать. Наши исследования были реализованы в 2005-2006 годах.

Сколько человек принимают участие в исследованиях на Чукотке?

У меня в лаборатории 3,5 человека. С половиной потому, что один из них работает ещё в другой лаборатории. Сколько ежегодно приезжает на Чукотку сложно оценить, так как я не работаю в управлении миграции, сложно сказать. И по поводу учёных, которые работают по морским млекопитающим, ­тоже сложно сказать. Мы ежегодно привлекаем ещё двух-четырёх сотрудников, то есть восемь человек в год.

Используют ли токсикологический анализ, для того чтобы разрешать или запрещать вылов китов малым народам Севера?

Вопрос интересный и скользкий, потому что мы затрагиваем феномен вонючих китов, которых население не употребляет в пищу. При добыче такого кита нужно обязательно провести исследование, но сделать это на месте невозможно, потому что нужна выездная лаборатория и это дорого. Но там присутствуют учёные и ветеринары, которые решают, съедобен он или нет. Сейчас практически их не добывают, охотники научились вынюхивать их, чувствовать их дыхание и обходить. А пару лет назад добывали до десяти таких китов в год. При добыче такого кита составлялся акт о том, что он несъедобен. Далее комиссия составляла свой акт и кита уничтожали, после этого он исключался из квоты. Такая вот процедура.

Обращаются ли к вам представители океанариумов и дельфинариев с просьбой помочь подобрать каких-либо морских млекопитающих для их организаций?

Это было, но наше маленькое отделение таким не занимается. Вообще в 2001 году приехали ловцы белух, они собирались ловить ещё и моржей. Я отказался наотрез, потому что биология должна быть здесь, а ловцы — в другом. Дельфинарии и океанариумы связываются с нашим центром во Владивостоке, а они занимаются этим точно.

Вы сказали, что был период, когда около 20 лет не было наблюдений за морскими млекопитающими. Сейчас, по сравнению со старыми данными, как изменилось положение с популяцией морских млекопитающих? Можно сказать, что их число сократилось или, наоборот, увеличилось? Или, может быть, они переместились?

Я, наверное, неправильно выразился. Не 20 лет не было исследований, а отсутствие инфраструктуры и дороговизна работ приводят к тому, что… Казалось бы, один вид, одна популяция, но нужно собраться двум-трём странам синхронно, параллельно и по одной методике проводить исследования. Можете себе представить? Несмотря на языковые барьеры, мы встречаемся и проводим мероприятия по моржу, белухе и тюленям.

То, что было сделано по моржу в 2005 году, было сделано спустя 20 лет после последних исследований. По-хорошему такие исследования надо проводить каждые пять лет. Сейчас мы пытаемся использовать другой метод оценки численности моржа — не летая, не на ледоколах и без спутникового мечения, сейчас используется другая методика.

В отличие от моржа все остальные семь видов находятся в относительно хорошем состоянии — китообразные растут, численность серого кита восстановилась.

Вопрос по международному сотрудничеству. С какими странами удалось установить наиболее эффективные исследовательские взаимоотношения? Кто принимает больше всего участия?

Всё зависит, конечно, от вида. Простой пример. В 1998 году канадцы в море Бофорта пометили белух спутниковыми передатчиками поздней осенью. Они думали, что белухи где-то у них побудут, а они взяли и проплыли 800 км на север по паковым льдам. Канадцы думали, что они передумают и вернутся или повернут на восток. Ничего подобного, они рванули на запад, обошли остров Врангеля, вошли в Берингов пролив, и уже у наших берегов у передатчика сел аккумулятор. С тех пор канадцы инициализировали эти исследования, потому что у аборигенов Канады белухи — первый промысловый вид, потом гренландский кит и нарвал.

Последний вопрос про популяцию белух. Предполагается ли ввести специальный природоохранный статус для анадырской популяции белух?

Я думаю, нет. Мы её сейчас изучаем. Во-первых, на неё оказывается минимальное антропогенное давление. В Анадырском заливе её не трогают вообще. Восточнее рыбаки ловят аляскинских и канадских белух. Я слышал, что хотели изменить природоохранный статус серого кита, его калифорнийской популяции, и чуть ли не вывести его из Красной книги, потому что численность выросла и перевалила за оптимальную.

Просмотров: 31