Видео

Вебинар «Почвенно-мерзлотные исследования на Колымской низменности»

Arctic.ru провёл вебинар, посвящённый почвенно-мерзлотным исследованиям тундр Колымской низменности на севере Якутии. Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории криологии почв ИФХиБПП РАН в городе Пущино Московской области Алексей Лупачев рассказал о результатах изучения криозёмов в этом районе за последние 35 лет.

В ходе вебинара Алексей Лупачев представил презентацию и ответил на вопросы слушателей.

— Вы сказали, что делаете подобные почвенные исследования в разных географических регионах (высокогорья, Антарктика). А чем отличаются мерзлотные почвы в разных географических районах? Существуют ли какие-то разительные отличия?

— Безусловно, мерзлотные почвы (как и любые другие) значительно отличаются друг от друга в разных районах. Известно, что почва — это производная нескольких факторов: климат, подстилающие породы, биота, рельеф, деятельность человека. Естественно, эти факторы имеют значительную пространственную изменчивость.

— Скажите, какова средняя мощность почвенного покрова и возможно ли развитие растениеводства на них? Как, например, Вы сказали, что в тундре растёт лук.

— Почвенный покров — это пространственное понятие. А вот «почвенный профиль» (то есть глубина проникновения почвообразующих процессов и миграции продуктов почвообразования) на севере Якутии имеет мощность от 50 до 100-120 см. Промышленное растениеводство на них слишком рискованно и потому маловероятно, но отдельные опыты сенозаготовки и приусадебного возделывания имеются. Лук, который растёт в тех краях, — дикий (аналог кошачьего лука в средней полосе), человек его не сажает, а только собирает.

— Каково прикладное значение Ваших исследований?

— Смотря что подразумевать под этим словом. На мой взгляд, один лишь факт прорастания растения возрастом 32 тыс. лет открывает значительные прикладные возможности.

— Были ли какие-нибудь другие интересные находки (помимо суслика и его нор) в ходе Ваших экспедиций? Может быть Вы откапывали мамонтов?

— Честно говоря, на Нижней Колыме этого добра навалом. В некоторых местах ты буквально спотыкаешься о кости на бечевнике. В какой-то момент мы даже подумывали заказать специальные футболки с надписью «Мы не собираем бивни!»

— Вы рассказывали о криоконсервировании и о том, как вырастили древний цветок у себя в лаборатории. Скажите, а есть ли такая вероятность, что из таких залежей высвободится какая-нибудь древняя бактерия/заболевание, оживёт и начнёт размножаться? Есть ли такая опасность?

— Многими исследователями, в том числе и из нашей лаборатории, показано, что возбудители некоторых заболеваний прекрасно выживают в мерзлоте. Например, бурение могильников с сибирской язвой подтверждает этот факт. Но следует сказать, что многолетнемёрзлые породы (именно потому, что это не вечная мерзлота) ежедневно оттаивают и всё живое, что в них находится, попадает в современные экосистемы. Но я ещё не слышал про случаи массовых заболеваний, например, среди почвоведов, отбиравших образцы из мёрзлых отложений.

Просмотров: 32