Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Северный путь Китая: ресурсы и маршруты

Сегодня интерес к Арктике растет во всем мире, и Китай не остался в стороне: осваивая этот далекий северный регион, КНР получает доступ к ресурсам и новым транспортным возможностям, а также приобретает потенциал для развития международных связей и науки. Территорий в Заполярье у Китая нет, поэтому «арктическим» государством он считаться не может. Китайские ученые, однако, называют свою страну «приарктической» или «околоарктической» — знак повышенного внимания Китая к Крайнему Северу и указание на полученный КНР в 2013 году статус наблюдателя в Арктическом Совете (АС). Если Китай продолжит так же активно развивать северное направление своей внешней политики, то в будущем, по некоторым оценкам, может стать выразителем интересов всех неарктических государств в АС.

Газ, экономика, экология

Одна из главных задач, стоящих перед Китаем, — сделать свою бурно растущую экономику более экологичной. В настоящее время КНР лидирует по объему выбросов парниковых газов в атмосферу (6, 018 млн тонн в год), а крупные китайские города страдают от плотного смога, возникающего из-за повсеместного использования угля. Газ, как более чистое топливо, может стать для Китая хорошей альтернативой, тем более, что к 2030 году страна планирует очистить воздух своих городов. В Арктике находится примерно треть общемировых запасов газа, поэтому «газовое» направление занимает особое место в сотрудничестве Китая с арктическими государствами, и прежде всего, с Россией.

Самый масштабный российско-китайский проект на Крайнем Севере — строительство газопровода «Сила Сибири», крупнейшей топливной сети в мире, протяженностью 3,968 км, по которой газ будет транспортироваться из Якутии и Иркутской области в КНР и на Дальний Восток. Совместные инвестиции в проект составят свыше 70 млрд долларов. Как отмечает пресс-служба «Газпрома», в конце мая 2015 года в КНР было официально начато строительство участка газопровода для приема российского газа, а сварка первого стыка назначена на конец июня.

Также среди ресурсных интересов Китая в Арктике — нефть и другие полезные ископаемые.  В 2014 году Владимир Путин поддержал идею о предоставлении Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) доли в «Ванкорнефти» — дочернем предприятии «Роснефти», занимающимся разработкой Ванкорского месторождения, одного из крупнейших в Сибири. Помимо этого, «Роснефть» и CNPC проводят исследования на трех шельфовых участках в Баренцевом и Печорском морях.

В числе других арктических государств, активно сотрудничающих с КНР в сфере ресурсов — Исландия и Дания.

В 2014 году Китайская национальная шельфовая нефтяная корпорация (CNOOC), крупнейшая государственная компания КНР по разработке офшорных месторождений углеводородов, стала первым китайским предприятием, которому исландские власти дали официальное разрешение на разведку нефтяных ресурсов в Арктике. Партнеры  CNOOC в этом проекте — исландские компании «Эйкон Энерджи» и «Петоро Айслэнд», однако их доля составляет всего 15% и 25% соответственно.

В январе 2015 года, после долгих переговоров КНР с Данией, китайская горнодобывающая компания вступила во владение шахтой по добыче железной руды в Гренландии. Это первый арктический проект, принадлежащий Китаю полностью.

Зачем Китаю Северный морской путь

Помимо углеводородов Арктика привлекает Китай новыми транспортными маршрутами. На текущий момент, по данным источников, основным путем доставки грузов для КНР остается Малаккский пролив. Однако по мере роста товарооборота его пропускная способность будет снижаться, а перегруженность, в свою очередь, приведет к задержкам и скоплению грузов на переправе. Кроме того, из-за обострения ситуации в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, под угрозой оказываются суда, доставляющие в КНР топливо из арабских стран по Суэцкому каналу.

Руководствуясь соображениями безопасности и экономии, Китай стремится диверсифицировать свои транспортные пути. Маршрут через Арктику позволит ему решить сразу несколько задач: ускорить перевозки, сократить транспортные расходы, повысить безопасность грузов и снизить риск, связанный с возможной блокадой Малаккского пролива американским флотом в случае конфликта. Особый интерес для Китая поэтому представляет Северный морской путь: аналитики утверждают, что к 2020 году через него будет осуществляться до 15% внешней торговли КНР. Этот маршрут значительно сокращает расстояние между европейскими городами и Шанхаем: норвежские эксперты подсчитали, что доставка грузов из Киркенеса в Китай через Мурманск оказывается на 16 дней быстрее, чем через Суэцкий канал, а путь из Гамбурга в Шанхай укорачивается почти на треть. Более быстрое прохождение грузов означает и уменьшение финансовых и топливных расходов: в 2010 году гонконгский балкер «Нордик Баренц» доставил из Киркенеса в Шанхай груз железной руды по Северному морскому пути, сэкономив 180 000 долларов.

Движение по маршруту достаточно интенсивное: в 2013 году по Пути прошло 71 судно, а общий объем перевозок составил около 1,4 млн тонн, в 2012 году — 46 судов перевезли 1,2 млн тонн грузов, что оказалось на 53 % больше, чем в 2011 году. В 2014 году поток сократился до 31 судна, что было связано как с изменившейся ледовой ситуацией, так и с более напряженной политической обстановкой. Тем не менее, даже этот сниженный показатель значительно превосходит данные 2010 года, когда маршрутом воспользовались всего 4 судна.

Потенциал Северного морского пути Россия намерена полностью реализовать: 8 июня 2015 года глава правительства Дмитрий Медведев утвердил Комплексный проект развития маршрута, в котором, как считают российские эксперты, Китай также примет активное финансовое участие.  

Разработка транспортного направления, таким образом, — один из аспектов арктической политики Китая. Сейчас трудно судить о том, сколько внимания этому будет уделено в дальнейшем, поскольку сейчас КНР сосредоточена на глобальном проекте «Шелкового пути», комплексе сухопутных и морских маршрутов. Кроме того, продвижение Китая по Северному морскому пути могут замедлить такие факторы, как неопределенность прогнозов относительно хода глобального потепления и непредсказуемость ледовой ситуации в Северном Ледовитом океане.

Елена Дорошенко