Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Песцы вместо собак, жидкий свитер, в тундру в джинсах и многое другое о буднях вахтовиков

В сети Telegram существует несколько каналов, публикующих материалы о событиях в Арктике. Канал «Заполярные будни» ведут два автора, которые никогда друг друга не видели. «Мы – вахтовики-полярники, и мы расскажем вам, как это», – говорят они. Arctic.ru поговорил с Сергеем и Леонидом о работе, буднях и отдыхе на арктической вахте.

Сергей П. запустил канал, чтобы рассказывать о своей жизни на вахте друзьям. Позже к нему обратился Леонид и рассказал, что у него есть много историй. Так у канала появилось два автора.

Сергей, как вы оказались на Сабетте?

Сергей: Я сейчас дома, в Москве.28 дней работал и 28 дней отдыхаю дома. Я закончил геофак МГУ и работал в НИИ, мы занимались северами. Я выполнял подрядные работы в Ноябрьске, Новом Уренгое, Яр-Сале, потом меня пригласили поработать на Сабетте, где местные начальники уже предложили остаться у них. Раньше я делал инженерно-экологические и инженерно-геологические изыскания, а сейчас я работаю в отделе технического надзора, как геолог я слежу за состоянием вечной мерзлоты, состоянием зданий и сооружений, температурным режимом.

Леонид, как вы стали автором канала?

Леонид: Было интересно, интересно ли это кому-то. Сейчас на любую тему есть каналы, есть бьюти-блогеры, и я подумал: а Север кому-то интересен? Ведь информации очень много, случаются весёлые случаи и невесёлые, можно многое рассказать про местных жителей, животных.

На вашем канале есть герой — песец Егор. Каково это, оказаться в среде, где вдоль дороги ходят песцы, медведи, из проруби вылезают моржи?

Сергей: Поначалу это шок и восторг. Когда я впервые встретил песца в тундре в снегопад, то орал во всё горло. Сейчас по-другому к ним отношусь, потому что они, как собаки или кошки, бегают по посёлку, тявкают.


© RIA Novosti. Вера Костамо. Песцы вместо собак, жидкий свитер, в тундру в джинсах и многое другое о буднях вахтовиков

А по поводу белых медведей чувства двоякие. Как-то мы с коллегами поехали по маршруту на треколе, и по рации передали, что в районе был замечен медведь. Я сразу загорелся этой встречей, а коллеги сказали, что им, наоборот, встречаться с ним не хочется. Они объяснили, что от него не спрятаться, для него какая-то машина не препятствие, он её одним когтем вскрывает, и мы перед ним, как шпроты, лежим. В итоге мы заехали в болото и никак не могли вытащить трекол. Начинало темнеть, и я подумал, что не очень хочу встречаться с медведем. В тот день мы его не встретили. 

Леонид: Я родился в Норильске, там песцы, как собаки, бегают. Здесь, на вахте, они подходят к грузовикам во время обеда и ждут, когда водители дадут им печенье или объедки. А вот белый медведь меня вообще накаляет постоянно, не хочется с ним встретиться. Идёшь вечером из спортзала пешком два километра, часть пути — вдоль Обской губы, где любят бывать медведи. Так вот идёшь в темноте, и любой песец кажется мишкой.


© RIA Novosti. Вера Костамо. Песцы вместо собак, жидкий свитер, в тундру в джинсах и многое другое о буднях вахтовиков

В ваших публикациях встречается термин «жидкий свитер». Что это значит?

Сергей: Это алкоголь. Никогда не встречали это понятие? Есть иллюзия, что алкоголь согревает, поэтому геологи часто называют это «жидким свитером», но это неправильно и даже опасно. Алкоголь только даёт иллюзию тепла, притупляет ощущение холода.

А как правильно вести себя на морозе?

Сергей: Самое важное, чтобы не было влаги. Если человек потеет, то мороз тут же схватывает влагу, и человек начинает замерзать. Благодаря современной промышленности появилась хорошая тонкая и тёплая одежда, больше не нужно носить ватные гигантские штаны.

Есть много лайфхаков, как, например, 12 часов не мёрзнуть на морозе. Мне рассказывали про женские гигиенические прокладки в ботинках, которые впитывают влагу. Кто-то говорит, что надо просто чаще переодеваться, а кто-то носит с собой термос с чаем. Насчёт последнего я не уверен, я стараюсь минимизировать потребление жидкости и больше есть калорийной пищи, чтобы не было чувства голода.

Как вахтовики уживаются с местным населением? Вообще часто ли вы контактируете с коренными жителями Севера?

Леонид: Общение с ними специфическое. Они приезжают выменять топливо или алкоголь, а у нас его нет. Они привозят рыбу (муксун, чир, омуль), можно купить, если надоела еда из столовой и хочется что-то приготовить. Они сейчас стали очень грамотные. Я стоял в Лабытнанги на вокзале и там увидел местных ребят в национальных одеждах, захотел с ними сфотографироваться, так они попросили 100 рублей.

Они настойчивые. Если ты что-то пообещал, обязан выполнить. Например, попросят какую-то деталь, железку или рабочие рукавицы, ты пообещаешь, потом забудешь об этом, а на следующий день он уже ждёт и может месяц приезжать. А может и в драку полезть. Ещё надо помнить, что все они носят оружие и легко его применяют.

А как вы проводите свободное время?

Сергей: Там мало свободного времени, я работаю по 12 часов каждый день, без выходных и праздников. Утром встаю и сразу на работу, а вечером хочется прийти домой, посмотреть один фильм и быстрее ложиться спать, потому что утром рано вставать. И так 28 дней. Там трудно придумать разнообразный досуг. Есть спортивный зал, в соседнем посёлке небольшой кинотеатр, да и всё. А когда мы работали в Новом Уренгое или Тарко-Сале, тогда и выходные были, и вечером можно было куда-то сходить.

Леонид: Всё зависит от того, к чему человек привык. Если у него и дома не было досуга, то и на вахте он его не ищет: пришёл со смены, помылся, упал, спит. А другие и здесь его находят. На Сабетте «Новатэк» построил хороший спорткомплекс с большим залом для футбола и баскетбола, качалку, борцовский зал, баню, кафе. Время выкроить можно при желании. Можно в гости зайти, чаю попить.

На вахте действует сухой закон?

Леонид: Конечно. Он действует, но еженедельно кто-то попадается. Обычно они отделываются большим штрафом (от 10 до 100 тыс. рублей), реже высылают домой. Все люди взрослые, сами за себя отвечают. Тем более люди приезжают сюда, чтобы заработать, можно и потерпеть.

Сколько сезонов можно провести в таком режиме?

Сергей: Долго люди не выдерживают. Дело в самом отношении к такому режиму, потому что в самой природе и холоде ничего страшного нет. Для меня самое тяжёлое — это отношения с людьми, потому что с ними проводишь 24 часа 7 дней в неделю, вы вместе просыпаетесь, завтракаете, работаете. Если команда хорошая, если людям, которые тебя окружают, ты доверяешь, то намного легче. А если начинаются подковёрные игры, кто-то хочет подставить, выслужиться перед начальником, то хочется выть. Меня это удивило: я думал, чем тяжелее окружающие условия, тем крепче люди сближаются. Но может быть наоборот.


© RIA Novosti, Сергей Мамонтов. Вахтовый поселок Сабетта

Леонид: Сейчас на работу берут не только опытных вахтовиков, а тех, кто поедет. И новички не знают этих правил общежития. Для меня, логиста, головная боль — это водители. В тундру работать приезжают таксисты в туфлях и джинсах! Кто-то из них 10 лет работал дальнобойщиком, но здесь специфика другая, нужны особые навыки. Например, иногда им приходится жить до пяти суток в кабине, когда всё заметает. Машина выходит с запасом топлива и провизии. Опытные водители спокойно пережидают «метлу»: слушают музыку, фильмы смотрят, высыпаются, а новички паникуют, бросают машину и бегут.

А чего там больше всего не хватает?

Сергей: Мне — сна. Хочется, чтобы был не один выходной за 28 дней, а больше. Ещё не хватает свежих фруктов и овощей, потому что всё перемороженное. Когда по посёлку проходит слух, что в магазин привезли яблоки, ты бежишь, покупаешь пять яблок, потом обратно, они тренькают в пакете, а дома тают и превращаются в жижу, которую невозможно есть. В прошлый раз я просидел там четыре месяца и у меня началась цинга. Там у всех свои привычки в плане питания: кто-то везёт с собой квашеную капусту, кто-то лук, чеснок, витамины. Вода там деминирализованная, поэтому соли из организма вымываются. По вкусной воде очень скучаешь.

Во время полярного дня скучаешь по темноте. Потом приезжаешь домой, смотришь, как солнце садится, и становится тепло на душе. Многие скучают по деревьям. Не думал, что это может быть важным — деревья.

А женщины там есть?

Сергей: Да, женщин около 30% от всего коллектива. Взаимоотношения между мужчинами и женщинами никак не ограничиваются. Некоторые женщины сразу себя ставят так, что они приехали искать мужа, потому что зарплаты там выше, чем в среднем по стране, например, водитель здесь получает около 100 тыс. рублей. Но вообще женщины приезжают, конечно, работать. Все люди разные.

Текучка кадров очень большая, потому что тяжело работать. Бывали страшные случаи. Мне рассказывали про одного полярника, здоровый такой, бородатый, однажды собрал вещи и пешком пошёл в Москву — переклинило его. А куда ты денешься с подводной лодки? Дорог нет, билет ты не можешь купить, пока не закончится контракт. Его нашли в 10 километрах от посёлка, всё в порядке.

Другие люди, наоборот, как в песне «Если ты полюбишь Север, не разлюбишь никогда». Когда я первый раз побывал за полярным кругом, в Хибинах, на Кольском полуострове, то меня так впечатлила природа, что я в Север влюбился.