Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Александр Крутиков: Мы заинтересованы в том, чтобы частный капитал приходил в Арктику

В Москве состоялось заседание дискуссионного клуба Проектного офиса развития Арктики на тему развития государственно-частного партнёрства (ГЧП). В частности, эксперты обсудили вопросы перспективы использования механизма ГЧП в арктических регионах России и основные сферы его применения, а также актуальные возможности развития данного механизма и возникающие препятствия для его эффективного использования.

Выступая на заседании, заместитель министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Крутиков выразил мнение, что для проектов государственно-частного партнёрства нужно продумать отдельную систему преференций. Так, например, в законопроекте, который сейчас находится на рассмотрении в Государственной Думе, уже предусмотрена отмена необходимости проведения конкурентных процедур для ГЧП-проектов. При этом замминистра также подчеркнул, что государство не готово помогать бизнесу на этапе разработки предпроектных решений, но готово рассмотреть возможность разработать ряд типовых проектов для строительства и развития инфраструктурных объектов. «Необходимо менять подходы к типовым решениям в Арктике, подумать об их многофункциональности, — сказал Крутиков. — При этом преференции должны быть применены точечно в тех узких местах, куда инвесторам наиболее сложно заходить».

Говоря о сроках реализации этой инициативы, замминистра подчеркнул, что, возможно, возникнет необходимость подготовки новых законодательных инициатив, если соответствующие поправки не успеют внести в текущий законопроект. «Необходимо время для обсуждения этого вопроса. Имею в виду следующее. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы частный капитал приходил в первую очередь в объекты социальной инфраструктуры, которые нам нужны, для того чтобы решать задачи, связанные с повышением качества жизни людей. Опыт такой есть у многих регионов, в том числе и арктической зоны, но пока это скорее единичные случаи. Но если мы предложим бизнесу привлекательные условия для участия в строительстве детских садов, школ, домов культуры, учреждений здравоохранения, сделаем такие проекты в Арктике для бизнеса привлекательными, то как минимум быстрее решим задачу, связанную с повышением качества жизни, и сэкономим средства налогоплательщиков. Это, мне кажется, очень позитивно. Но так как сдерживающих факторов достаточно много, надо сделать так, чтобы эта система преференций точно дала эффект. Вот над этим ещё нужно будет поработать», — отметил Александр Крутиков.

Он также предложил создать центр компетенций для арктических регионов, чтобы поддерживать их в том, что касается помощи и обучения, а инвесторов — в вопросе правильной подготовки подобных проектов. «Это, как мне кажется, реальные задачи, и мы можем это сделать в рамках одного из институтов развития. Мы над этим в ближайшее время подумаем и решение озвучим», — сказал замминистра. По его словам, самым правильным путём решения данного вопроса будет открытое обсуждение с инвесторами. «Надо собрать тех, кто уже инвестирует в подобные проекты в арктической зоне, посмотреть, что у них получается, что не получается, где возникают проблемы. Только что я говорил: что сдерживает частные инвестиции в Арктике? Первое — мало людей. ГЧП-проекты предполагают возврат частных инвестиций от оплаты услуг. Такие услуги, как правило, оплачивает население. Его [населения] мало, для того чтобы окупить такие инвестиции. Здесь могло бы государство подставить плечо и, например, частично стоимость этих услуг субсидировать. Так, например, делается в целом ряде отраслей, — отметил Александр Крутиков. — Во-вторых, в целом строительство в Арктике дорогое за счёт стоимости стройматериалов и рабочей силы. Здесь тоже государство могло бы посмотреть, в какой части, например, компенсировать вот эту разницу между тем, сколько эти материалы или силы стоят в центральной части России, а сколько — в Арктике. Возможно, в этой части подставить плечо? Ещё раз: это надо обсуждать с инвесторами, чтобы у нас получилось так, чтобы мы добились результата, то есть притока частных инвестиций с минимальным вложением государственных средств».