Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Вебинар «Психологическое сопровождение труда в условиях Арктики»

Arctic.ru провёл вебинар об изучении условий труда на Крайнем Севере с точки зрения психологии. Об исследованиях, которые продолжаются уже более 20 лет, рассказали д.п.н., профессор САФУ Наталья Симонова и к.п.н., заведующая кафедрой психологии ВШППиФК САФУ Яна Корнеева.

После презентации Наталья Симонова и Яна Корнеева ответили на вопросы слушателей

Спасибо большое! Замечательная и чудесная презентация, отличный доклад. И, если честно, это неважно, что мы немножко подзадержались и вы рассказывали дольше, чем наши обычные спикеры, но я хотела признаться, что я смотрела вашу презентацию и слушала ваш доклад на одном дыхании. Поэтому мне очень жаль, что он закончился. Я бы послушала обязательно ещё.

Наталья Симонова: Мы старались сократить, как могли.

Но это правда, очень много подводных камней, каких-то нюансов. Это очень интересно на самом деле. И знаете, я пока слушала, подумала, что в начале как-то вы сказали, что идёте в паре с физиологами, и я поняла, что на самом деле так и есть. У нас же, как обычно говорят, все проблемы от нервов, то есть психологическая составляющая здесь очень важна, особенно в условиях Севера и Арктики. И вы знаете, такой вопрос у меня есть, как у человека тоже трудящегося на Севере, но не вахтовика. Про синдром полярного напряжения. У нас есть несколько вопросов, но мы постараемся их пробежать все. Про синдром полярного напряжения мне интересно. Как я себе представляю, есть несколько групп людей, которые трудятся на Севере: тот, кто родился и живёт на Севере и работает на Севере, и тот, кто родился не на Севере, не в условиях Крайнего Севера, но переехал впоследствии в каком-то определённом возрасте, начал жить и трудится здесь, и вахтовики с маятниковыми миграциями. С вашей профессиональной точки зрения, кто лучше адаптируется особенно в условиях метаадаптации, про которую вы рассказывали?

Наталья Симонова: Тут, как и везде, есть очень много подводных камней. С точки зрения тела, лучше приспособлены коренные жители, потому что у них особым образом сформирована грудная клетка, от поколения к поколению формируется, у них та самая леворукость очень часто присутствует. Есть даже исследование о том, что пришлое население от поколения к поколению даёт больший процент леворуких. То есть по приезду они праворукие, а дальше от поколения к поколению в семьях появляется больше леворуких людей. Кроме того, у них особым образом сформирован… Есть даже понятие «северный и южный нос», там перегородки по-разному построены, лор-специалисты нам об этом рассказывают. У них особым образом происходит дыхание, потому что там расход воды очень большой при жизни на Крайнем Севере. К этому всему они адаптированы. Кроме того, у них питание, которое присуще Крайнему Северу. Это совершенно другой тип питания, когда питание в основном они получают из сырого мяса, рыбы и немножко, грубо говоря, мха и чего-то такого растительного летом. Следовательно, никаких углеводов у них нет, у них есть жиры и белки, и это особый метаболизм. Эта приспособительная реакция человека в организме. Когда пришлое население, то потихонечку они к этому привыкают, адаптируются. Но когда человек просто приезжает поработать на Крайний Север, то у него мало времени для климатической адаптации, и при этом ему надо работать. Поэтому это самая сложная для человека ситуация. Если я правильно поняла ваш вопрос.

Да-да. И вы очень хорошо ответили, спасибо большое. Мне кажется, что мне нужно скорее начать разрабатывать левую руку.

Наталья Симонова: Рисуйте! Левая рука, плюс любое творчество. Есть же огромное количество рекомендаций: чистить зубы левой рукой, бриться левой рукой для мужчин. То есть это всё очень развивает. Это в принципе адаптивные способности развивает, не только на Севере.

Это полезно всем. Спасибо большое. Насколько я поняла, вы в основном проводите свои полевые исследования в вахтовых посёлках. У меня есть вопрос, может, вы сможете с вашей экспертной точки зрения на него ответить. У нас очень много сейчас говорят про вахтовый метод, и не только в вахтовых посёлках, но и, например, в старопромышленных регионах, таких как Мурманская область, куда у нас приезжают в уже сложившиеся города, сложившиеся социумы, где живут и трудятся люди, вахтовые работники. Достаточно серьёзная тема с множеством подводных камней, потому что должен пройти какой-то период социализации и в культурной среде. Могут возникать достаточно серьёзные конфликты между группами, потому что вахтовики обычно не строят вокруг себя социальной среды, потому что у них есть дом, куда они могут уехать. Задавались ли вы вопросом, является ли дополнительной психологической нагрузкой для вахтовых работников работа в таких более социальных посёлках, местах.

Наталья Симонова: То есть там, где есть постоянные жители тоже, правильно?

Да.

Наталья Симонова: Честно говоря, таких исследований не было. Это интересная тема, интересно её поизучать, чем это грозит. Мы можем просто смоделировать в голове, что та самая интернальность, этот контроль — он разный контроль себя. Одно дело временщики, другое дело люди, которые здесь живут, устраивают свой быт и понимают, что это для них база. То есть база и надстройка противоречат друг другу, и отношение очень-очень разное. Это даже больше, я думаю, будет зависеть от личности. Если человек приучен к порядку… Вы даже себе не представляете, что я видела в вахтовых посёлках 25-30 лет назад, когда ещё быт не был налажен, но при этом вахтовики устраивали души прямо в балках. Они привозили бочки, ставили над балками и в условиях мерзлоты какое-то оборудование себе ставили, хотя приезжали туда на две недели. Некоторые привозят микрохолодильники, сковородки, начинают что-то из своей кухни готовить. Всё равно пытаются дом привнести на вахту. Но есть такие люди, которые и дома живут, как в гостинице, поэтому, мне кажется, личностные особенности здесь важнее, чем средовые.

Спасибо большое, очень интересно. Вы когда рассказывали про психологическое сопровождение семей вахтового персонала, о разрешении конфликта по поводу полотенца, например, мне кажется, вы здесь выступаете по большей степени не только как учёный, но и как своего рода это психологическая медиация.

Наталья Симонова: Да, это психологическая медиация, вы верно говорите. Это психотехника. Мы всё время говорим о том, что очень важно иметь психолога, если не на вахте, то на предприятии, чтобы он работал с семьями. Мы, конечно же, идём… Просто средств не хватает, ресурсов нет, для того чтобы сделать какие-то семейные клубы, кафе, чтобы туда приходили жёны тех, кто работает вахтой, для того чтобы им объяснять. Им ведь, жёнам, кажется, что они тут пашут — и дети, и работа и всё, и всё, а муж уехал, отдохнул на вахте, приехал, вот пусть он теперь работает. У того совсем другая картина. Поэтому если мы будем это отношение выравнивать, то есть каждому рисовать адекватный образ работы другого члена семьи, то это снимет огромное количество конфликтных ситуаций.

Мы уже подходим к заключительному часу нашему, но я хотела бы задать ещё один вопрос. Мне кажется, он очень важный, особенно для тех, кто будет потом, впоследствии смотреть наше видео. Очень много сейчас говорится о вахтовом труде, и очень много людей, которые представляют, что вахтовый труд — это ты приехал, поработал, заработал много денег, вернулся обратно, что вот это вот так быстро, легко. Когда вы рассказывали про интернальность и такую субъектную позицию, с вашей точки зрения, кому бы вы посоветовали устраиваться на вахтовую работу? Каким психологическим типам людей? Вы рассказывали про это, но, может быть, немножко прорезюмировать.

Наталья Симонова: Прорезюмировать можно следующим образом: человеку, который привык контролировать своих близких очень активно, нельзя там появляться, потому что он не будет иметь информации и, следовательно, будет нервничать и переживать. Однозначно не подходит Север для людей со слабым типом нервной системы, то есть таких астеничных людей. Но и люди, которые очень стеничны, то есть такие гром-мужчина, жёсткие, — это тот самый металл, о котором я у Бродского читала. Здесь нужен такой человек, который стойкий физически, но при этом не очень мощный. Ну и психологически, конечно же, — гибкость всегда в помощь. У нас разработана система, она не очень простая. Мне сложно ответить на ваш вопрос, потому что вахтой работают и люди, которые физически трудятся 12 часов на открытом воздухе, и операторы, которые сидят в помещении и смотрят в монитор 12 часов. Это абсолютно разные типажи должны быть. Поэтому по большому счёту место на вахте на Крайнем Севере найдётся кому угодно, важно правильно подобрать трудовой пост и важно выработать правильное отношение к себе, к труду и к другим людям. Если эти составляющие сойдутся, то и труд будет в радость и не вызовет никаких негативных последствий.