Видео

Вебинар «Разработка системы морских охраняемых районов в арктических морях России: первые результаты»

(23:46 / 335.93Mb / просмотров видео: 55)
Очередной вебинар Arctic.ru был посвящён проекту системы морских охраняемых районов в арктических морях России. Координатор проекта, сотрудник Института Проблем Экологии и Эволюции им. А.Н. Северцова РАН Борис Соловьёв рассказал о том, как была организована работа по выявлению этих районов и каких результатов удалось достичь.

В ходе вебинара Борис Соловьёв представил презентацию и ответил на вопросы слушателей.

Правильно ли я понимаю, что цель охраны и выделения морских охраняемых районов — сохранить и уберечь всё от негативного воздействия, от действий человека — добычи полезных ископаемых, туристической деятельности?

Да, наверное, сохранить — в идеале. В каком-то промежуточном варианте — минимизировать это воздействие, и в самом пессимистичном варианте — хотя бы отслеживать это, потому что не все воздействия мы можем предотвратить, но, зная о том, какие участки большого океана, большой площади самые ценные, мы по крайней мере можем там сконцентрировать наши усилия, наши логистические и финансовые возможности и внимание.

Чем отличаются заповедники, национальные парки и заказники? Для обывателя разница не так очевидна.

Это три различных вида особо охраняемых природных территорий, они отличаются режимом. Заповедники — самый строгий режим, там нельзя делать ничего: нельзя их посещать, разве что по специальному разрешению, даже туристам, нельзя ловить рыбу. Это самые строгие. Национальные парки — тоже строгие, но здесь разрешено ограниченное посещение в определённых зонах, возможен экологический туризм. Заказники — ещё ниже статусом. В них может охраняться какой-то отдельный компонент, например, охраняются только водоплавающие птицы или охрана идёт только в определённый сезон. Или, может быть, охраняется всё, но разрешена та или иная хозяйственная деятельность.

Есть ли какие-то специальные критерии выделения морских охраняемых районов в отличие от наземных?

Те критерии, которые мы показывали, были разработаны специально для морских районов, но мне кажется, что они не будут сильно отличаться от наземных. Может быть, в морских большее значение, чем в наземных, будет иметь связанность, потому что в целом они более динамичны и животные, живущие в море, более динамичны. Хотя на суше это тоже зависит от животных и региона.

А как влияет на выделение морских охраняемых районов правовая составляющая? В море мы всё-таки имеем меньше прав как государство, нежели на суше, потому что есть 200-мильная зона. А дальше?

Мы работали в пределах этой 200-мильной зоны, где могут устанавливаться национальные особо охраняемые природные территории. Дальше к северу начинаются воды, где международному сообществу пока непонятно, что и как делать. Хороший пример — то, что происходит сейчас в Антарктике, в Южном океане, где создана специальная международная организация, которой делегированы полномочия на создание морских охраняемых районов, один даже создан.

Какой из типов особо охраняемых природных территорий наиболее оптимален для Российской Арктики в условиях её хозяйственного освоения?

Нельзя сказать, что это какой-то один тип. В этом и была суть нашего исследования — показать, что мы не призываем закрыть всю Арктику и больше не делать там ничего. Мы говорим, что в этом месте можно, например, осуществлять туризм, но нельзя бурить и добывать нефть. Здесь можно ловить рыбу в определённых масштабах, но только в определённое время года. Здесь можно проходить судам, но на скорости не более 10 узлов. То есть всё очень гибко.

Почему во время проведения вашего анализа был выбран срок 30 лет?

Это такая, с одной стороны, реальная цифра, потому что на 50 лет, на 70 лет — это будет уже из области гадания. Можно напрогнозировать что угодно, уже всё равно никто не увидит результатов. А 30 лет это всё-таки реально, можно дожить до этого времени и посмотреть, что из этого получится. И государственные программы и планы, и коммерческие, тоже примерно на такие сроки существуют, поэтому это то, что можно отследить.

Есть ли опыт подобных арктических охраняемых зон в водах и у берегов других стран Арктического бассейна?

Системного проекта никто из арктических стран не делал, но отдельные ООПТ, конечно, есть у берегов всех арктических стран. Они в основном ориентированы на прибрежные воды.

Идея создания морских охраняемых районов возникла относительно недавно. Начиналось всё с суши, а сейчас поняли, что океан тоже уязвим. Сначала пытались охранять ресурсы, например рыбные запасы, управлять ими, ограничивать рыболовство. Оказалось, что это тоже не работает должным образом. И вот в последние годы, 15 лет, может быть, появилась идея создания комплексных охраняемых районов. В российской системе это будут особо охраняемые природные территории.

Приходилось ли вам сталкиваться с какими-то трудностями, непониманием со стороны других людей во время проведения первого этапа своей работы?

Самая главная трудность была в нашей экспертной среде, потому что никто не верил, что это возможно — собрать такой большой массив данных, привести их к одному знаменателю в такой сжатый срок. Но это получилось, и теперь вроде бы все вдохновились. Наше министерство тоже собирается использовать полученные результаты.

Просмотров: 55