Аналитический обзор
Директор по развитию АНО Полярная Инициатива Иван Дубиненков
© Из личного архива

Иван Дубиненков: Мы работаем над кадровым резервом Арктики

В рамках научной конференции «Открытая Арктика» в Москве прошла секция «Молодые учёные Арктики». Корреспондент Arctic.ru пообщался с одним из организаторов молодёжной секции Иваном Дубиненковым. Учёный поделился мнением о будущем исследования Арктики и многом другом.

Иван, как возникла идея молодёжной сессии?

Я представляю одновременно сообщество молодых полярных исследователей и АНО «Полярная инициатива». Последняя является преемницей российского отделения международной организации APECS — Ассоциации молодых полярных исследователей, в которой состоит около 6 тыс. человек. В ходе прошлогодней конференции «Дни Арктики в Москве» у нас родилась идея провести молодёжную сессию в этом году. Мы связались с организаторами, они заинтересовались. Тогда мы начали выбирать выступающих, темы докладов и форматы.

Как всё устроено?

Будет две подсекции — устная и постерная. На первой выступят 16 докладчиков, а в рамках второй в течение часа участники представят свои проекты в виде постеров.

Мы пригласили учёных, занимающихся разными направлениями: кто-то будет рассказывать о русскоязычном населении Шпицбергена, кто-то — о потенциальных рисках нефтегазовых компаний, кто-то расскажет об изменении климата. Есть доклад о воронках, провалах на Ямале, вызванных деградацией вечной мерзлоты и, как предполагается, резким выделением метана из-под земли. Однако окончательного вывода нет.

Вы сами этой точки зрения придерживаетесь?

Похоже на то.

И всё-таки о молодых исследователях. По какому принципу вы выбирали выступающих?

Мы выбирали людей заслуженных, чьи имена на слуху. Всё-таки арктическая тема достаточно узкая, всего несколько сотен человек. Мы накапливаем кадровый резерв, смотрим, кто активен, кто выступает. При этом мы старались охватить большое количество вопросов, чтобы секция не была однобокой. Поэтому собрали и представителей гуманитарных направлений и представителей естественных наук, чтобы выборка была представительной.

Иностранцев не звали?

Звали, но в короткие сроки было достаточно тяжело позвать коллег из-за рубежа. Большинство конференций планируется за год, поэтому это трудно сделать за несколько месяцев. В это время у кого-то проходят экспедиции, кто-то приглашён на другие мероприятия или просто занят в лаборатории.

В следующем году можно пригласить много иностранцев, особенно молодых учёных.

То есть вы планируете ещё одну молодёжную секцию?

Если конференция будет, то, думаю, да. Возможно, удастся расширить эту секцию или разбить на отдельные темы.

Кстати, говорят, что сейчас ощущается острая нехватка молодых кадров. Чего стоит ждать?

Люди придут. Если даже почитать СМИ, то очевидна популяризация арктических исследований и исследований в северных регионах, это принесёт свои плоды рано или поздно. Плюс университеты начинают создавать специальные кафедры, для подготовки таких кадров — инженерные, научные и другие специалисты.

Мы в свою очередь тоже работаем над кадровым резервом, который в дальнейшем можно будет мобилизовать, если появится такая задача у государства, исследовательских институтов или корпораций.

А чем вы занимаетесь кроме работы в АНО?

Кроме этого я занимаюсь наукой в МГУ. До этого я три года готовил свою докторскую диссертацию в Германии, провёл четыре экспедиции в Арктике.

И как успехи?

Всё отлично. Защитил докторскую по теме «Биогеохимия органического углерода в Арктике». Мы проводили исследования на базе «Лена-Дельта». Это очень хорошо оснащённая станция, там есть лодки, вездеходы, приборы для химических, метеорологических, экологических исследований. Туда можно привозить технику под определённые задачи. Каждый год там проводятся разные исследования, собирается хорошая международная компания учёных.

Работа проходит продуктивно?

Да, там складывается очень непринуждённая атмосфера: люди живут и работают вместе и отдыхают. Так и налаживаются контакты между российскими и иностранными институтами, никакого разделения.