Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Дрейфуем и не дрейфим: как московские школьники покоряют Северный полюс

Большая арктическая экспедиция отправила на Северный полюс две группы школьников – учащихся московских школ. Отряд «Полюс» под руководством Матвея Шпаро на лыжах покоряет вершину мира, а отряд «Барнео» под руководством Ивана Смирнова проводит научные исследования на российской дрейфующей арктической станции «Барнео».

Корреспондент РИА Новости Юлия Осипова полетела вместе с подростками и убедилась в том, что Арктика становится не только весьма оригинальным туристическим маршрутом, но и уникальным образовательным пространством.

Стандартное предэкспедиционное

Первый день ожидания вылета из аэропорта Жуковский прошёл под девизом «Стандартная предэкспедиционная ситуация»: на дрейфующей арктической станции «Барнео» треснула льдина на взлётной полосе. Второй день ожидания ознаменовался тем, что льдину вроде «склеили», взлётную полосу продлили, но норвежский Шпицберген так и не дал разрешения на посадку российского борта МЧС — и вновь «стандартная предэкспедиционная»… На третий день в 10 утра на табло аэропорта появился наш рейс. Однако радоваться было рано, регистрация закрылась, не успев начаться. Вылетели мы только вечером. Всё это время я пыталась разобраться в арктических «стандартах» и понять, кто же эти дети, а главное, зачем им всё это надо.

Большая арктическая экспедиция — образовательный проект, который реализуется в России уже 10-й раз. Нынешняя экспедиция проводится при финансовой поддержке департамента образования Москвы. Общая стоимость проекта (в него входило несколько крупных тематических мероприятий, включая географический диктант, в котором приняли участие более восьми тысяч школьников) ‒ 30 миллионов рублей.


©ГБУ «Лаборатория путешествий»

14 подростков 16‒18 лет поездку на Северный полюс, что называется, заслужили: защитили собственные научные проекты на конкурсе «Арктика», лучше всех написали географический диктант, приняли участие в учебно-тренировочных сборах «Барнео ждёт!», покорили комплекс препятствий «Рубикон», прошли верёвочный курс и полярный квест.

Как выяснилось, эти дети уже изучили снежный покров, исследовали планктон, научились определять пресность снега, познакомились с условиями полярного быта и даже испытали на себе водонепроницаемые костюмы, предназначенные для преодоления трещин между льдинами (тренировки проходили в Строгинском затоне под контролем московских спасателей ППС «Строгино» — лёд тогда ещё не тронулся). Более того, их морально подготовили на случай встречи с белым медведем.

«За детей отвечаем, но радуемся, что возник такой интерес»

Вопрос о том, зачем хрупким, как хрустальная ваза, московским детям покорять Северный полюс, я адресовала директорам школ, в которых эти дети учатся. Директор школы №446 Дмитрий Исаев, директор школы №892 Юрий Вержбицкий, директор школы №444 Павел Северинец и директор школы №329 Алексей Пономарёв летят вместе с нами до Шпицбергена, чтобы проводить школьников на станцию «Барнео».

«Для них это будет выход из зоны комфорта, возможность проверить себя, проявить лидерские качества, показать, что ты умеешь. Для ребёнка это точно останется в памяти на всю оставшуюся жизнь, а, возможно, и станет самым ярким жизненным впечатлением», ‒ сказали школьные директора. При этом они подчеркнули, что туристско-краеведческая деятельность сегодня как никогда нужна московским подросткам, чтобы они встали с диванов, оторвались от планшетов, ушли в горы, на реки, на Северный полюс.

По их мнению, департамент образования сейчас активно поощряет данное направление, и как результат школьники, наконец, начали ходить в походы. В процесс включаются даже «тревожные» родители: сначала отправляют своих детей в походы по ближайшему Подмосковью, а затем, видя, что это надёжно и профессионально, решаются на более дальние и экстремальные путешествия. «Мы, безусловно, несём за наших учащихся ответственность, но радуемся тому, что у них появился этот интерес», ‒ подчеркнули директора школ, напомнив, что в этом году отмечается 100-летие юннатского движения. Юннаты 100 лет назад стали родоначальниками туристско-краеведческой деятельности, которая сегодня успешно развивается.

«Не надо за рейтингами забывать о детских мечтах»

«У современных московских школ очень высокий KPI (ключевые показатели эффективности): с них спрашивают финансовые результаты, показатели охвата детей дополнительным образованием, золотые медали, рейтинги и прочее. Но дети должны мечтать. Мы не должны за KPI забывать о детских мечтах», ‒ так объяснил мне идею экспедиции её руководитель Матвей Шпаро (сын Дмитрия Шпаро, руководителя экспедиции, которая первой в мире достигла Северного полюса на лыжах в 1979 году).

Северный полюс именно об этом ‒ цель и мечта. Достичь полюса — реализовать мечту. Вместе с тем, по словам путешественника, арктическая экспедиция проводится не ради конкретных 14 подростков, которые в неё отправились. «Дети вернутся в свои школы, и от них начнут расходиться очень правильные "круги" нужных и современных ценностей о том, как дружить, брать на себя ответственность, совершать поступки», ‒ отметил он, добавив, что подобным вещам невозможно научиться, сидя дома пред компьютерной игрой, какой бы реалистичной она не была.


©ГБУ «Лаборатория путешествий»

Отвечая на мой вопрос о возможных рисках, руководитель экспедиции сказал буквально следующее: «Не существует безопасных телодвижений. Всё опасно. Можно умереть от упавшей на голову сосульки. Наша экспедиция может оказаться гораздо более безопасной, чем путешествие на байдарках по Москве-реке. Уровень подготовки детей и их сопровождающих очень серьёзный. Снаряжение продумано до мелочей. У нас три разных системы связи (у одного ‒ система "Сапсан", у другого — спутниковый телефон, у третьего ‒ спутниковый трекер). Я был инициатором этой экспедиции, иду с детьми и несу за них ответственность».

«С физической подготовкой не очень, а вот сила воли норм»

Учащаяся 11-го класса школы №1811 Женя Голубева входит в состав отряда «Полюс». Семь дней команда будет идти на лыжах на Северный полюс, обратно их заберёт вертолёт.

‒ Географический диктант написала легко, благо у нас сильные учителя географии. Сейчас готовлюсь поступать в спортивный институт (Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодёжи и туризма), буду учиться на инструктора по рекреации и спортивно-оздоровительному туризму. Родители очень поддержали идею с походом на Северный полюс: «Женя, ты сможешь! Мы в тебя верим!» А я, честно говоря, переживала, когда узнала о серьёзной физической подготовке многих ребят, у нас ведь даже «кмниски» в отряде есть. У меня вот с физической подготовкой не очень, зато сила воли норм. На неё и надеюсь. Чего боюсь? Очень боюсь, что когда мы будем спать, на нас выпрыгнет косатка. Возможно, дают о себе знать какие-то детские страхи.

Учащийся 10-го класса школы №192 Дмитрий Можаев. Научная работа «Сравнение основных стратиграфических параметров основных арктических месторождений».

‒ Моя цель — не результат, а процесс. Мы будем сидеть на станции и ловить планктон. Вы знаете, что нормального справочника по местной фауне не было ровно 70 лет?! Последний такой справочник датируется 1948 годом. Между тем в этих широтах легко отрываются новые виды. С точки зрения биологии место весьма и весьма любопытное… А я-то с двух лет увлечён биологией.

Учащийся 10-го класса школы №2030 Николай Русев. Научная работа «Сохранение популяции белых медведей».

‒ При встрече с медведем точно не надо бежать. Желательно находиться в компании друзей — так, чтобы была возможность встать целой группой и топать ногами по льду, создавая геометрическую видимость того, что перед медведем что-то очень большое. Главное не разговаривать: животное определяет вес своего противника по объёму его лёгких. Он слышит звук и каким-то образом в уме высчитывает массу тела. На «Барнео» у меня глобальная цель — расширить горизонт сознания, увидеть, что есть иной мир.

Учащийся медицинского класса школы №1272 Даниил Алексеенко. Научная работа «Особенности питания в условиях Арктики».

‒ Главная особенность состоит в том, что калорийность должна быть повышена в два-три раза. Цель моей поездки — провести физиологические исследования и опробовать оборудование, которое мы везём с собой.

Чукотская ездовая: арктическое чудо за 1000 евро

Пока дети разбирались с арктическим багажом, в аэропорт Жуковский привезли контейнеры — обычные собачьи перевозки. Суперджет МЧС должен доставить на Шпицберген восемь чукотских ездовых собак. Это редкая аборигенная порода, выведенная в России народами Крайнего Севера ‒ востока Азии. Один щенок стоит примерно 1000 евро. Такова цена за непревзойдённые рабочие качества этой породы.

Чукотские ездовые приспособлены к суровому арктическому климату: у них крепкие мякиши пальцев и особенное строение лап, обеспечивающее надёжное сцепление со льдом. Ценители этой породы говорят, что чукотские ездовые ‒ очень дружелюбные собаки, признают своего хозяина таким, какой он есть, никогда на него не обижаются.

«А вот и неправда! Однажды упряжку вывели на гонку, и собаки замерли на старте. До конца гонки они так и не тронулись. В итоге упряжку тянули 20 километров на снегоходах. Хозяин потом признался, что до начала гонки просто сказал собакам грубое слово», ‒ рассказала кинолог по ездовым собакам Елена Поцелуева.


©Из личного архива Юлии Осиповой

Она одной из первых начала заниматься ездовым спортом в Москве. Сейчас у неё 24 собаки и контракт с Центром арктического туризма. За несколько «ходок» она планирует перевезти весь свой питомник на Шпицберген, чтобы два года заниматься здесь разработкой туристических маршрутов, в которых теперь будут участвовать собачьи упряжки из Москвы.

По её словам, все полярники знают друг друга, и знают именно по ездовым собакам. В своё время Дмитрий Шпаро «выпустил» Елену в Арктику, после чего она стала консультировать многие арктические проекты, в которых работают собачьи упряжки. «Сейчас Арктика ‒ очень востребованная тема, а Шпицберген покорил меня тем, что это Арктика в шаговой доступности ‒ четыре часа прямого перелёта, и я со своими собаками окажусь в безумных арктических красотах», ‒ добавила она.

Шпицберген: где нельзя родиться и нельзя умереть

Так и оказалось. Ровно через четыре часа мы приземлились в норвежском Лонгйире — населённом пункте на острове Шпицберген — самом северном городке, в котором живут не больше тысячи человек. Как говорят местные жители, здесь нельзя родиться ‒ беременных женщин сразу вывозят со Шпицбергена, и здесь нельзя умереть — в вечной мерзлоте тела покойников не разлагаются, и велика вероятность того, что они поднимутся на поверхность.

За пределы города запрещено выходить без ружья. Повсюду установлены городские знаки «Осторожно! Белый медведь». На дверях городских магазинов висят таблички «С оружием нельзя» ‒ его нужно сдавать в сейф при входе в магазин. Кстати, убийство медведя приравнивается к убийству человека и расследуется не менее тщательно со всеми вытекающими последствиями.

Именно здесь, в этом энергетически странном месте, на краю Земли расположено хранилище Судного дня. На глубине 120 метров в зоне вечной мерзлоты сохранены семена сельскохозяйственных культур, которые в случае глобальных катаклизмов обеспечат выживание человечества. Семена помещены в конверты, упакованы в пакеты и заложены в контейнеры, стоящие на металлических полках. Низкая температура и ограниченный доступ кислорода замедляют процесс старения семян.

В аэропорту Лонгйира есть собственный российский кусок земли с Wi-Fi ‒ огромный железный ангар, который каждый год в начале марта принимает всё необходимое для строительства арктического лагеря. Ангар становится перевалочным пунктом для желающих попасть на Северный полюс. От таких желающих, как выяснилось, отбоя нет. В последнее десятилетие Арктика вновь стала интересна государству и людям. Сейчас это важная часть общественной повестки дня и туристического спроса. На спрос всегда найдётся предложение.

«Барнео»: где снятся цветные сны и тратятся большие деньги

С 2000 года каждый год на подходящей льдине около земной вершины строится российская дрейфующая станция «Барнео». Ни одно государство в мире не имеет ничего подобного. Название базы одной буквой отличается от имени тропического острова Борнео (полярники любят подбирать «жаркие» названия северным поселениям, например, в Заполярье есть посёлок Африканда).

Лагерь располагается на льдине примерно в 100 километрах от Северного полюса. Сначала разбивается времянка, а затем полярники начинают искать подходящую льдину. Кстати, к льдине предъявляются строгие требования: как минимум два километра в длину и километр в ширину, толщина не менее двух метров и возраст не менее двух лет. Она должна быть ровной. В первую очередь обустраивается взлётная полоса. Параллельно возводится сам лагерь.


©ГБУ «Лаборатория путешествий»

Палатки и общественные модули отапливаются дизельными генераторами. На базе всегда дежурят два вертолёта в полной готовности к вылету. После проведения всех работ лагерь готов принять как учёных, так и туристов, желающих прикоснуться к ореолу славы покорителей Арктики. Всем им, скорее всего, здесь будут сниться цветные сны — так человеческая психика восстанавливает переизбыток белого, белоснежного, кипенного, серебристого, бело-голубого и бледно-розового.

Срок жизни станции чуть больше месяца ‒ с середины марта (начало полярного дня) до конца апреля (когда льды начинают трескаться и таять). Примерная цена вопроса ежегодного строительства лагеря — 2,5 миллиона евро. Как ни странно, станция окупается, и экономика очень простая: двухдневный визит на «Барнео» обходится одному туристу минимум в 20 тысяч евро, все дополнительные туристические опции ‒ нырнуть под лёд в снаряжении, подняться на вертолёте, пойти на лыжах и прочее — оплачиваются дополнительно. Маленькая бутылка русской водки в лагере стоит 3 тысячи рублей (40 евро).

В сезон станцию посещает примерно 500 человек. В основном это иностранные туристы. Как объяснил мне один из работников станции: «У иностранцев есть деньги и желание побывать на Северном полюсе. Русские туристы, у которых есть деньги, не хотят ехать на Северный полюс. А те, кто хотят, не могут платить».

Со Шпицбергена на «Барнео» нас доставил самолёт АН-74. На взлётную полосу на льдине способен приземлиться только он. Да и то не всегда, а при благоприятных погодных условиях. Как говорят полярники, в Арктике эти условия меняются каждые 15 минут. Перелёт длится 2 часа 30 минут, а значит, за это время погода могла поменяться 10 раз.

Нам повезло: ни метели, ни ветра, ни тумана на «Барнео» в момент посадки не было, а было только ослепительное солнце, крепкий мороз и бесконечный полярный день. «Айфон» сразу сел, волосы покрылись инеем, из глаз брызнули слезы. В одну точку сошлись все меридианы и часовые пояса.

Отряд «Барнео»: изучить лёд, исследовать здоровье полярников

Отрядом «Барнео» руководит кандидат биологических наук, учитель биологии школы №171 Иван Смирнов. Он рассказал, что его отряд планирует сделать расчёт теплопотери оборудования, протестировать некоторые решения для исследования арктических систем и дать рекомендации по их усовершенствованию.

Ещё одно направление работы на ближайшие семь дней — изучение зоо- и фитопланктона. Дело в том, что основная часть исследований планктона проводится в летний период на научно-исследовательских судах, когда ледовая обстановка уже изменилась. Исследования московских школьников будут проходить в условиях полярного дня, и собранные данные могут реально оказаться ценными для понимания того, что происходит в арктических морях в этот период. Сбор планктона будет проходить при помощи ручных планктонных сеток, а изучение собранного материала продолжится в Москве на базе Центра морских исследований МГУ.

Ещё одним объектом исследований станет лёд. Сейчас становится всё меньше многолетних льдов, которые с большой вероятностью будут пресными. В рамках исследований планируется составить карту окрестностей станции и нанести данные по солёности льда в разных точках и на разных глубинах.


©ГБУ «Лаборатория путешествий»

Участники отряда «Барнео» будут самостоятельно рассчитывать рацион питания и расход калорий. В распоряжении отряда цифровые лаборатории и учебное медицинское оборудование, с помощью которого они смогут фиксировать физическое состояние каждого члена экспедиции.

Отряд «Полюс»: командный дух ощущается как грань разбитого стекла

Алексей Сейкин ‒ заместитель Матвея Шпаро и врач этой экспедиции. О том, что Сейкин врач, я догадалась сразу, когда услышала, как он отчитывает девочку за хлопковую футболку под термобельём. Пока неопытная полярница переодевалась, я задала Алексею несколько медицинских, бытовых и философских вопросов.

‒ Алексей, каких медицинских проблем вы опасаетесь больше всего?

‒ Самое главное — не допустить наиболее распространённых сложностей: мозоли, простуды, обморожения, обветривания и солнечные ожоги. Как их решать, понимание есть. Есть и хорошая походная аптечка. На случай, требующий экстренной транспортировки, у нас всегда с собой спутниковая связь.

‒ Правильно я понимаю, что питьевую воду вы с собой не берёте?

‒ Да, жидкой воды у нас там не будет, кроме океанической подо льдом или в разводьях. Воду мы добываем методом перетапливания пресного снега, который выпадает из атмосферы в виде осадков. Это очень трудоёмкий процесс, поскольку снег имеет маленькую плотность относительно воды. Чтобы натопить 10 литров жидкости, нужно перетопить 100-литровый мешок снега. Это занимает три-четыре часа времени.

‒ Как будут распределяться обязанности в отряде? Например, кто у вас отвечает за готовку?

‒ Каждый день с вечера назначается пара дежурных. Они следят за тем, чтобы печки горели, снег топился, а еда готовилась. Лагерь мы собираем все вместе. Что касается питания, у нас с собой особая альпинистская раскладка — высококалорийная и лёгкая. Все продукты обезвоженные. Во-первых, это решает проблему скорости готовки, а во-вторых, продукты не нужно оттаивать. Сублимированная сушёная еда ‒ она холодная, но не перемёрзшая. Её заливаешь тёплой водой, она восстанавливается, и через 20 минут у тебя нормальная гречка с нормальным мясом. Рацион взят из альпинистского опыта.

‒ В палатках ночью (ночь — условно, поскольку солнце не заходит) холодно?

 У нас очень серьёзная американская палатка, которая стоит несколько тысяч евро. Палатка штормовая, создана специально для полярных экспедиций. Пока идёт готовка, в палатке работают две бензиновые печки. Внутри очень тепло, можно даже в майке сидеть, хотя снаружи минус 20‒25. Но когда дежурные заканчивают топить снег, а все остальные уже улеглись и спят, печки выключаются. Поскольку палатка большая и двухслойная, а нас много, температура ночью опускается не ниже +5. Но есть и некоторые особенности: палатку нужно правильно растянуть и закрыть санями со стороны ветра, чтобы он не выдувал из-под юбки палатки тепло.

‒ Вы уверены, что у всех ребят выдержит психика?

‒ Я посмеюсь человеку в лицо, если он скажет, что уверен в чем-либо. Это непрофессионализм. Всегда есть допуск каких-то вариантов. Нужно просто иметь план действий на любой расклад.

‒ Участники экспедиции — подростки во втором пубертатном периоде, их гормоны  ещё «гуляют». Вы это как-то учитываете?

 Эти подростки будут идти на лыжах с санками. Санки у девочек будут весить минимум 40 килограммов, у мальчиков —  ещё больше. Причём вес, который несётся не на спине, а на санях, воспринимается совсем иначе ‒ сани скользят, их нужно тянуть, а это тяжело. Лыжный переход — большая нагрузка: организм тратит калории на согрев и преодоление торосов. Мы ведь не идём по ровному полю. Каждые несколько километров встречаются места, где льды образуют гряды, которые нужно преодолевать. Это может быть полоса шириной метров 30 с полутораметровыми глыбами. Их нужно переползти, а сани — на себе. Такая работа требует огромного количества калорий. К вечеру у нас все очень спокойные и довольные жизнью и теплом.

‒ Как вы думаете, что эти дети должны вынести из арктического похода морально, физически и интеллектуально?

‒ Ощущение того, что способности к саморазвитию очень и очень не ограничены. Всё остальное — детали и разные формулировки. Ребята, которые прошли все туры отбора и подготовки, — крайне замотивированные люди. Их всех буквально пронизывает постоянное желание помочь другу. На Северном полюсе командный дух ощущается как грань разбитого стекла.

Погода «в доме»

В этом году в районе станции «Барнео» впервые появились айсберги, причём высотой по 15‒20 метров, с отвесными стенами. Нереально красивые. Опытные полярники говорят, что такого количества айсбергов в этих широтах не было никогда. Они приходят к выводу, что айсберги пришли к ним из района Новосибирских островов.


©Из личного архива Юлии Осиповой

Как сказал мне экспедиционный лидер «Барнео» Виктор Серов, сезон от сезона отличается. Например, три года назад в это время на «Барнео» была температура минус 10‒12, а один день поднялась до минус четырёх. Сегодняшние минус 20 — это нормальная арктическая ситуация, заверил полярник.

Прогноз погоды в районе Северного полюса на 23 апреля, понедельник: ветер 9‒14 м/с, временами снег, температура воздуха минус 18º С. Координаты точки начала маршрута 89*17,31*с.ш., 135*37,68*в.д.