Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Плавучий университет: по страницам забытой истории

Всё новое – это хорошо забытое старое. Организаторы плавучего университета не стали «изобретать велосипед» и начали погружение в тайны Арктики с проверенной схемы 80-х годов. О необычных путешествиях на борту научного судна мы побеседовали с Константином Зайковым, руководителем проекта «Арктический плавучий университет».

Константин, как возникла идея создания «Арктического плавучего университета»?

Идея возникла в 2012 году в результате переговоров между Еленой Владимировной Кудряшовой, ректором Северного (Арктического) федерального университета, и Александром Васильевичем Фроловым, на тот момент возглавлявшим Росгидромет. Было решено возобновить практику плавучих университетов, которые возникли в своё время в конце 80-х под эгидой ЮНЕСКО. Они организовывались до середины 90-х годов, потом, к сожалению, на долгий период времени исчезли. Идея плавучих университетов была и остаётся очень интересной, поэтому решили возобновить её и попробовать организовать в Арктике. Тем более задача по подготовке кадров и проведению серьезных морских комплексных исследований всегда стояла достаточно серьёзно. В этом же 2012 году провели первый рейс, с которого и начался проект.

Константин вспоминает, что во время экспедиций не всё шло гладко. Встречи с белыми медведями, гонки с моржами, экстренные эвакуации и подводные коллизии — настоящая «Арктическая Одиссея». Научные экспедиции превращались в неожиданные приключения. Динамичная и непредсказуемая погода преподносила свои сюрпризы, которые порой даже принуждали кардинально менять маршрут, программу и точки высадок. Но всё, к счастью, проходило успешно.

Чем интересен сектор Российской Арктики?

Во-первых, это территория нашей страны, поэтому необходимо её знать, изучать и осваивать. Во-вторых, это самый большой сектор Арктики по сравнению с другими странами. Например, если мы сравним с Канадой, второй по площади арктической страной, то территория у неё намного меньше, чем у Российской Арктики. С другой стороны, на выбор повлияло и отсутствие актуальной информации, недостаточное количество мониторинговых данных. Необходимость подготовки кадров, развитие мониторинговой сети и технологическая модернизация — всё это требует помимо актуальной научной информации ещё и большое количество человеческих ресурсов, например молодежи, которая увлекается научной работой. Поэтому всё так сложилось.

По каким параметрам отбиралось научно-исследовательское судно «Профессор Молчанов»?

Мы исходили из того, что для нас, во-первых, необходимо судно ледового класса, потому что Арктика даже летом не свободна ото льда. Во-вторых, оно должно быть достаточно вместительным, чтобы без ущерба науке организовывать образовательный процесс. Для комплексной программы требуется судно пассажировместимостью не менее 50 человек. Это, как минимум, группа студентов до 30 человек, члены научной группы и технический персонал. Кроме того, оно должно быть оборудовано гидрометеорологическими приборами с возможностью организации мобильных лабораторий. В этом плане судно «Профессор Молчанов» отвечало всем требованиям для организации экспедиции.


© Фото предоставлено Северным (Арктическим) федеральным университетом

 Помимо этого уже в 2012 году оно было под контролем Северного управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Это единственное судно данного класса, которое не требовало очень больших затрат на перегон в Арктику, поэтому выбор был очевиден.

По словам Зайкова, в 2017 году была выдвинута идея создания собственного технически более совершенного судна с обновлённой навигационной системой. Причиной стало неизбежное устаревание научного флота Российской Федерации. На данный момент этот проект обсуждается с органами исполнительной власти.

Для участия в экспедиции допускаются молодые специалисты со всего мира. Какая из стран, по статистике, проявляет наибольшую активность?

От года в год ситуация меняется, но у нас есть постоянные партнёры. «Женева Глобаль» — самый крупный из них. Во время экспедиций его представляют студенты и научные сотрудники двух университетов Лозанны и одного университета Женевы. В результате разработки научно-образовательных программ с 2017 года мы совместно участвуем в работе плавучего университета. Также у нас есть постоянные партнёры из скандинавских стран, с которыми мы ежегодно совершаем экспедиции. Кроме того, недавно мы начали сотрудничество с Китаем.

После успешного участия в проекте возможно ли попадание в штат научных сотрудников?

Если мы говорим о судьбе ребят, которые прошли плавучий университет, то она достаточно хорошая. Среди них как минимум пять аспирантов, двое уже защитившихся. Участники плавучего университета работают в советах крупных корпораций, в компаниях, которые занимаются экологической экспертизой. Несколько ребят работают у меня в центре, а кто-то уже дальше переустроился. Но все они связаны с Арктикой.

Как проходит отбор участников?

У нас есть положение об участии в экспедиции, определённым требованиям которого нужно соответствовать. Во-первых, это физическая подготовка. Кандидаты, конечно, должны быть здоровы, потому что мы пребываем в Арктике в автономном режиме достаточно сложных гидрометеорологических условий.


© Фото предоставлено Северным (Арктическим) федеральным университетом

 Во-вторых, обязательное наличие успешной академической деятельности и научной работы, связанной с Арктикой. На основании конкурсного отбора мы смотрим, насколько их профиль совпадает с профилем научно-исследовательских программ экспедиции. С 2014 года после выхода на международный уровень появилось ещё одно требование — владение английским языком.

До 2016 года помимо молодых специалистов, прошедших конкурсный отбор, в экспедиции принимала участие съёмочная группа, которая подготовила пять фильмов и несколько брошюр по результатам экспедиций. В них кратко освещается ряд ключевых вещей: психологические исследования, флора и фауна островов, будни участников проекта и другие аспекты.

Можно ли  получить грант на участие в экспедиции?

Да, у нас есть бесплатная квота на конкурсной основе, которая покрывается финансами университета и грантом РГО, который несколько лет подряд мы получаем на поддержку нашего проекта. Остальные участники, кто не прошёл конкурс на бесплатную квоту, могут естественно обращаться в другие фонды и спокойно искать источники спонсорской помощи от иных организаций.

Почему после 2012 года все последующие экспедиции занимали значительно меньше времени?

Мы поняли, что взрослые учёные и молодёжь — это две разные вещи. Из-за психологических особенностей рейс необходимо делать более комфортным для ребят. Всё-таки студенты — это не взрослые ученые, а бакалавры 3-4-го курса или магистранты. Не все из них связаны с морской тематикой, потому что мы делаем и наземные работы. С другой стороны, есть определённые ограничения, которые не позволяют в полной мере в рамках одного рейса провести весь комплекс работ. Связано это с различными регламентами и разрешениями на пересечение пограничных зон, что соответственно требует определённого дробления рейса. Всё это делается для того, чтобы сфокусироваться на отдельных географических точках, где, например, может быть разный пограничный режим.


© Фото предоставлено Северным (Арктическим) федеральным университетом

Чем ваш проект превосходит классическое обучение в университете?

При классическом изучении особые регионы, как Арктика, очень труднодоступны. Соответственно, в Москве или Санкт-Петербурге возможности изучения объекта минимальны. А в рамках плавучего университета ребята имеют возможность проверить свою теорию на практике. Будь это историк, археолог, врач, медик, физик или же океанолог, занимающийся анализом тёплых течений, он может пощупать объект изучения в реальной жизни и собрать уникальные данные для своих работ. К сожалению, изучение той же Арктики в классических вузах даёт только теоретическое представление. В этом плане очень важно, что в экспедиции ребята имеют возможность всё это тут же опробовать под руководством учёных, провести научные исследования, отработать какие-то умения и получить интересный результат.


© Фото предоставлено Северным (Арктическим) федеральным университетом

Константин рассказал об основных открытиях за шесть лет экспедиций. Особое внимание он обратил на исследования трансформации атлантических водных масс в северо-восточном районе Баренцева моря и северо-западной части Карского. По его мнению, эти наблюдения позволили фундаментально переосмыслить навигационные условия данного района, связанные с таянием льдов. Константин также рассказал об изучении происхождения островов-архипелагов Российской Арктики и обнаружении представителей живой фауны на Новой Земле. Эти данные позволили вывести исследуемые территории из разряда безжизненных. Рассказал и о проведении первых методик морского авиаучета, а также фиксации состояния памятников культурного наследия.

Не планировался запуск подобного проекта только для школьников, чтобы заранее их познакомить с Арктикой?

Для школьников эта идея очень хорошая, но здесь есть определённые ограничения, поэтому всё нужно обсуждать. Сейчас мы сосредоточились на целевой студенческой группе, поэтому не рассматриваем возможность расширения фокуса проектной деятельности.

Какую роль играет плавучий университет в освоении Арктики?

Я думаю, он играет колоссальную роль. Во-первых, с точки зрения позиционирования России и российской научно-образовательной деятельности в арктическом регионе. Во-вторых, с позиции развития международных связей. Учёные и ребята из соседних стран на плавучем университете имеют возможность своими глазами увидеть Российскую Арктику и понять, что здесь есть серьезные учёные, интересные ребята, с которыми можно вместе работать и знакомиться с наследием Российской Арктики. В-третьих, это всё-таки подготовка научных кадров. Более 300 ребят прошло через плавучий университет, и многие остались в науке. В целом для страны эта цифра не такая большая, но в рамках конкретной задачи по подготовке молодых учёных она достаточно существенная. В-четвёртых, это очень интересные и серьёзные научные результаты, полученные по разным направлениям, которые неоднократно оценивались правительством и президентом. Мне кажется, что наш проект очень достойный и успешный. Он действительно стал лицом российской науки и образования в Арктике.

Автор: Алёна Бурдина