Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Гипотеза странствий: путь древнего человека в Западную Сибирь

Всё начинается с гипотезы

До сих пор учёные не могут дать однозначный ответ на вопрос о том, когда древний человек появился на северном Приуралье в низовьях Оби (современная территории Ямало-Ненецкого административного округа) и откуда он впервые туда пришел. С востока (из долины Енисея), так же как и с юга (вдоль долины Оби), 60 тыс. л.н. для миграции древних людей не существовало природных барьеров. Западно-Сибирская равнина в эти времена была свободна от болот, активное формирование которых началось гораздо позднее. «Мы пока не можем утверждать, какие именно направления имели эти миграции — из Сибири в Европу или наоборот», — говорят специалисты.

На сегодняшний день в качестве рабочей гипотезы рассматривается ситуация, когда в разные периоды каменного века заселение северных территорий Западной Сибири могло осуществляться с различных направлений, в зависимости от текущих климатических и ландшафтных условий.

Проверкой части этой гипотезы — о миграции палеолитического человека с Запада на Восток (из Предуралья на территорию Нижней Оби) и возможном заселении этих территорий 90 тыс. л.н. — сегодня совместно занимаются специалисты сразу нескольких научных коллективов: Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук (ИАЭТ СО РАН), Института геологии и минералогии имени В.С.Соболева (ИГМ СО РАН) и Института ядерной физики имени Г.И.Будкера (ИЯФ СО РАН).

«До недавнего времени считалось, что север Оби, современная территория, расположенная севернее Ханты-Мансийска, 15-25 тыс. л.н. была покрыта ледником, а южная часть затапливалась ледниковым озером», — рассказывает доктор геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией геоинформационных технологий и дистанционного зондирования ИГМ СО РАН Иван Зольников. Однако со временем выяснилось, что граница покровного оледенения располагалась севернее полярного круга, а ледник и его подпрудное озеро существовали на этой территории в интервале ок. 90-60 тыс. л.н. «Находки мамонтов в районе так называемого Мансийского озера показали, что оледенения не было, а значит, здесь были все условия для расселения человека, в отличие от покрытой льдом Русской равнины», — добавил учёный.

По его словам, на территории севера Западной Сибири в исследуемый период была сухая и тёплая тундростепная зона (перигляциальная степь), где обитало большое количество разных животных, а значит, и человек. Вопрос лишь в том, как этот человек там оказался. «Мы предположили, что попасть из Предуралья в низовья Оби человек мог по сквозным долинам через Уральский хребет», — рассказал Иван Зольников.

Сквозь горы и тысячелетия

Чтобы подтвердить эту теорию, учёные создали цифровую модель MERIT Уральского хребта и прилегающей к нему территории. Усреднив отметки абсолютных высот, удалось выделить три магистральные (широкие, уклон меньше 4°) и шесть второстепенных (более узкие, с уклонами менее 8°), соединяющихся с главными проходами сквозных долин, пересекающих хребет. Именно по таким проходам, по мнению специалистов, могли совершать длительные путешествия семейные группы палеолитических людей, включая стариков и детей.

Так, напротив нижней Оби сквозные проходы через Урал соединяются с двумя её левобережными притоками — реками Войкар и Собь. Севернее, на Полярном Урале, сквозная долина соединяется с рекой Щучья. Южнее, напротив реки Казым, серия сквозных долин соединяется в бассейне реки Северная Сосьва. Ещё южнее, напротив Иртыша, серия сквозных долин выходит в бассейн Тавды.

 

Сквозные долины через северный Урал. 1 – гидросеть; 2 – населённые пункты, сквозные долины; 3 – основные; 4 – второстепенные
Сквозные долины через северный Урал. 1 – гидросеть; 2 – населённые пункты, сквозные долины; 3 – основные; 4 – второстепенные. © http://paeas.ru/Articleru/252

Таким образом, сегодня можно утверждать, что существовали потенциальные пути миграции людей через Северный Урал, начиная примерно с 60 тыс. л.н., то есть в каменном веке, когда на этой территории уже не существовало ни ледников, ни подпрудных бассейнов, и можно оценивать северное Приуралье как территорию, с высокой долей вероятности исходную для заселения севера Обской долины.

Всё перетерли в графит

Результаты научных экспедиций 2019 года в очередной раз подтвердили предположение специалистов: найденные артефакты и анализ геологических разрезов говорят о том, что исследуемая территория в период палеолита была благоприятной для жизни человека рода homo.

Датировка почв и останков мегафауны, найденных в экспедиции, проводилась на уникальной научной установке «Ускорительный масс-спектрометр» ИЯФ СО РАН в составе Центра коллективного пользования УМC НГУ-ННЦ (AMS Golden Valley).

«Археологи оперируют относительными датами, а метод радиоуглеродного датирования на ускорительном масс-спектрометре (УМС) позволяет получить абсолютный возраст объекта — в этом наш вклад в данное исследование, — рассказывает старший научный сотрудник ИЯФ СО РАН, кандидат физико-математических наук Сергей Растигеев. — УМС регистрирует каждый атом радиоуглерода в образце. Чтобы получить точную дату, необходимо отыскать весь радиоуглерод, а его очень мало. Например, в образце возрастом 50 тыс. лет относительно углерода будет находиться 10-15 радиоуглерода. Для понимания, эти значения соотносятся как одно зёрнышко пшеницы ко всему урожаю, который собирается в России за год. Даже не иголку в стоге сена искать».

По словам специалистов, для максимально достоверного датирования образцов крайне важно надёжно идентифицировать и регистрировать все атомы радиоуглерода из этого «стога сена», состоящего из атомов и молекул очень близких масс — так называемых изобар, поэтому перед тем, как образец попадает в УМС, он проходит этап пробоподготовки. Этот сложный процесс состоит из нескольких стадий очистки образца и может занимать неделю.

«Объекты поступают к нам, как правило, в том виде, в котором их нашли — иногда приносят целые бивни и черепа, — рассказывает руководитель лаборатории изотопных исследований ИАЭТ СО РАН, кандидат химических наук Екатерина Пархомчук. — Нам же для пробоподготовки и последующей датировки необходимо примерно 100 мг от объекта».

В рамках исследования, о котором сегодня идёт речь, были отобраны и подготовлены пробы образцов мегафауны и палеопочв. Из костей получили коллаген, для датирования почвы выделили из неё органическое вещество — гумин. И коллаген, и гумин затем превратили в графит, который и был исследован на ускорительном масс-спектрометре.

Найденные артефакты (бивни мамонта со следами воздействия на них человека) позволяют утверждать, что человек на севере Западной Сибири мог появиться уже 50 тыс. л.н. Это предельная дата, которую можно определить методами радиоуглеродного анализа.

Как отмечает научный сотрудник ИАЭТ СО РАН Антон Выборнов, благодаря полученным результатам у археологов набралась определённая последовательность дат, появилась статистика. «В том, что на территории Нижней Оби были мамонты, а значит, мог быть и человек, нет открытия, это известно. Открытие в том, что теперь есть серия датированных палеонтологических находок, благодаря которым мы можем увидеть динамику распространения мамонтовой фауны, более того, на отдельных бивнях с установленным возрастом мы встречаем и следы воздействия человека», — добавил он.

 

Артефакты, найденные в ходе полевых работ лета 2019 года
Артефакты, найденные в ходе полевых работ лета 2019 года. © Фото предоставлено И. Зольниковым

Вне контекста

Однако все артефакты, найденные специалистами в ходе экспедиций 2016-2019 годов, были в поверхностном залегании — на берегах рек, куда находки со временем смывает вода, то есть они выпадают из культурного слоя и остаются вне контекста.

Чтобы доказать теорию заселения Нижней Оби человеком, специалисты должны найти палеолитическую стоянку. «Сегодня мы уже не ищем факты существования здесь человека. Собрано множество костей contextфауны, которая говорит, что млекопитающие жили на этой территории, а за ними, естественно, шли люди. Мы понимаем, что эта территория — не белое пятно, — объясняет старший научный сотрудник ИАЭТ СО РАН, кандидат исторических наук Александр Постнов. — Теперь нам необходимо найти контекст, например палеолитическую стоянку (орудия труда и их производства, обработанные кости, кострища и тому подобное) либо же утилизированный человеком скелет мамонта. Нам нужно что-то об их жизни».

Вместе с тем западнее и восточнее нижней Оби время раннего присутствия палеолитического человека определяется более уверенно. Ярким свидетельством пребывания человека 45 тыс. л.н. в районе устья Енисея является находка у метеостанции Сопочная Карга костей мамонта со следами от ударов орудий древних охотников. Таким образом, на Енисее, гораздо севернее широты полярного круга, человек появлялся уже если не в среднем палеолите, то по крайней мере в эпоху, переходную от среднего палеолита к верхнему. И хотя стоянки палеолитического человека с культурным слоем в низовьях Енисея не найдены, значительное количество памятников палеолита известно на западных склонах Урала, включая его заполярную часть.

Антон Выборнов также отметил, что у любых археологических полевых работ всегда есть две цели: проверка гипотезы и поиск материалов для формирования новых методов поиска. По его словам, обе эти цели были достигнуты по итогам полевых работ 2019 года: гипотезу подтверждают найденные артефакты, датированные почвы и плейстоценовая фауна. «Мы надеемся, что со временем наша гипотеза станет теорией, описывающей заселение человеком Нижней Оби в эпоху палеолита. До нашей экспедиции на Нижней Оби было две датированные находки фауны, мы увеличили это количество в десятки раз. Апробировав методику поиска, мы поняли, что должны расширяться — необходимо отходить от основного русла реки, выходить на водоразделы, исследовать пути выхода человека на магистральную Обь, те самые сквозные долины», — отметил он.

Однако этот проект охватывает очень большую и сложную территорию. По словам старшего научного сотрудника ИАЭТ СО РАН, доктора исторических наук Антона Анойкина, специалистам приходится изучать за короткое северное лето участки протяжённостью несколько сотен километров в крайне непростом регионе. «С одной стороны, субарктическом, с другой — субконтинентальном, где-то граничащем с горами Урала, а где-то — с болотами Васюганья. Проанализировать этот регион и дать оценку в плане заселения его древним человеком, описать здесь культуру населения в каменном веке специалисту одного профиля не под силу. Тут нужна коллаборация — объединение работ исследователей разных научных направлений. Только так можно выработать полноценную рабочую гипотезу и получить реальные результаты», — объясняет Антон Анойкин.

Но, несмотря на все сложности, это первое столь масштабное и продуктивное исследование ранней (плейстоценовой) истории заселения севера Западной Сибири и важная часть фундаментальных научных исследований по истории начального освоения человеком северной части Евразии.

Помимо фундаментальной ценности открытия, можно говорить о важности исследований и для смежных дисциплин. Например, была собрана и датирована большая коллекция костей животных верхнего плейстоцена, создана первая для этого района база зооархеологических данных. Благодаря получаемым материалам корректируются и совершенствуются различные естественно-научные методы, в том числе абсолютного датирования, уточняются наши представления о поздних этапах формирования рельефа на севере Сибири.

Исследования проходят в рамках проекта «Геохронология и палеогеография долины Нижней Оби позднего плейстоцена в контексте её заселения палеолитическим человеком», поддержанного грантом Российского научного фонда. Промежуточные результаты опубликованы в журналах Stratum и «Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий».