Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей
Константин Зайков

Константин Зайков: арктические субъекты могут достичь большего только в тесной межрегиональной интеграции

Профессор кафедры регионоведения, международных отношений и политологии САФУ имени М.В.Ломоносова Константин Зайков рассказал корреспонденту Arctic.ru Кристине Храмцовой о том, что Архангельской области даёт участие в государственной программе развития Арктики, какие препятствия есть на пути её реализации и как их можно преодолеть.

В прошлом году были приняты Основы государственной политики РФ в Арктике до 2035 года и соответствующая Стратегия социально-экономического развития АЗРФ. Сравнивая с аналогичными документами предыдущего периода, можно ли сказать, что подход к территориальному планированию изменился?

Все мы знаем знаменитую русскую пословицу, сказанную Львом Толстым: «Было гладко на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить». Бумага бумагой, но самое важное, что, наверное, произошло за последние два года, 2019 и 2020 год, – это формирование системы государственного управления АЗРФ.

Проблема предыдущего десятилетия заключалась не только в серии экономических кризисов, которые заставили во многом урезать программы социально-экономического развития АЗРФ, что не позволило в комплексе выполнить все задачи, стоявшие в Стратегии от 2013 года и в Основах от 2008 года, но и в том, что сам процесс формирования системы управления АЗРФ растянулся на десять лет.

Минвостокразвития, Корпорация развития Дальнего Востока и Арктики, перестройка Госкомиссии по вопросам развития Арктики – всё это было сделано за 2019–2020 годы, что в целом сформировало комплексную систему управления АЗРФ. Это то, без чего страдала Российская Арктика в предыдущие десятилетия.

Я прекрасно помню конференции и экспертные площадки 2014–2016 годов, где выступали представители Ассоциации полярников, Артур Николаевич Чилингаров. Очень часто подчёркивалось, что в Российской Арктике нет «хозяина». К счастью, за последние два года «хозяин» появился, и это позволило за короткий период времени сформировать новый комплекс документов.

В предыдущий период проблема заключалась в нормативных парадоксах. Основы госполитики были приняты в 2008 году, Стратегия – в 2013 году, а объект управления (указ президента РФ №296 «О сухопутных территориях арктической зоны Российской Федерации»), на который она направлена, был принят в 2014 году, в том же году была принята Программа социально-экономического развития АЗРФ. То есть период формирования комплекса документов в предыдущий период очень сильно растянулся.

Кроме того, они формировались во многом в угоду конъюнктуре того времени – так называемое нефтяное Эльдорадо очень чётко просматривается в комплексе документов первого десятилетия. Но постепенно, с очередным кризисом, когда цена на нефть падала, оптимизм по этому поводу угасал.

Сейчас этого удалось избежать благодаря тому, что весь комплекс документов был принят за очень короткий период времени: и Основы госполитики, и Стратегия – за прошлый год. В этом году уже появились Программа социально-экономического развития и план по её реализации.

Как Вы оцениваете уровень проработки настоящих документов?

Действующие Основы госполитики и Стратегия – это серьёзное переосмысление сильных и слабых сторон. В документах постулировано о проделанной в предыдущее десятилетие работе, обозначены ключевые сильные и слабые стороны.

Очень чётко определены приоритеты, которые фокусируются не только вокруг развития углеводородов, чему были посвящены стратегические документы первого десятилетия, но и развитию Северного морского пути, многие вопросы посвящены социально-экономическому развитию. Кроме этого ключевую роль играет тема науки и инноваций, которая фактически является сквозной по всем приоритетам, задачам, сформулированным в Стратегии до 2035 года.

План реализации Стратегии также прописан достаточно ясно, в соответствии с юрисдикцией каждого министерства и ведомства. Сейчас основная задача – правильно выстроить координацию работы ведомств и субъектов АЗРФ. Отсутствие чёткой координации между ними – ключевая проблема, почему многие мероприятия предыдущей программы не были выполнены. То есть проблема тогда заключалась не только в бюджете.

Кроме того, соответствующим образом должен функционировать механизм финансирования, потому что во многом то, насколько Программа социально-экономического развития подкреплена бюджетными ресурсами, зависит успех реализации той или иной инициативы.

По́лно ли в документах федерального уровня отражены важные для Архангельской области аспекты?

Я считаю, что по́лно. Особенность новой стратегии в том, что в ней появились очень чёткие региональные фокусы – то, чего не было в предыдущей стратегии. Когда Минвостокразвития совместно с Агентством по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике занимались разработкой нового комплекса документов, они формировали его таким образом, чтобы в нём были представлены приоритетные проекты каждого субъекта, отвечающие тем целевым установкам, которые есть на федеральном уровне. В комплексе это даёт мультипликативный эффект.

Субъекты АЗРФ, включая Архангельскую область и нас [представителей САФУ] как экспертов, принимали участие в разработке задач каждого отдельного арктического субъекта в рамках реализации национальных целей.

С какими социальными проблемами сталкиваются жители Архангельской области? И что можно сделать для их преодоления?

В социальной сфере очень много вопросов.

С одной стороны, отток населения. Молодое поколение уезжает из Архангельской области, выбирая более южные, более комфортные регионы. И одновременно происходит старение населения, так как остаётся в основном старшее поколение.

Для решения этой проблемы необходимо, во-первых, формирование качества городской среды, кардинальное обновление инфраструктуры. Облик городов Архангельской области, к сожалению, не соответствует современным ожиданиям молодёжи о том, что из себя должен представлять комфортный город.

Во-вторых, необходимо формировать открытый доступный рынок труда, своего рода арктический «маркетплейс», с помощью которого молодёжь могла бы находить работу в других субъектах АЗРФ.

Очень часто молодые люди не знают о вакансиях, которые есть в соседних субъектах, потому что в открытом доступе нет такой информации. Сейчас же всё работает по принципу: написал CV, отправил в «Лукойл» или «Норникель», а о том, нужны ли там специалисты, информация закрыта.

Благодаря формированию такой прозрачной и открытой биржи труда наши выпускники смогут трудоустраиваться в соседний субъект, например, вахтовым методом, а затем возвращаться в родной регион. В таком случае многие предпочтут остаться работать в регионе, чем уезжать на юг.

Дело даже не в том, что наши выпускники изучали соответствующие арктические компетенции, а в том, что здоровье местных жителей более адаптировано к проживанию на Севере. Ведь зачастую для людей, приезжающих работать на Север, период адаптации занимает длительное время. Более того, получив здесь хорошую зарплату, многие возвращаются домой с заболеваниями.

Ещё одна проблема удержания молодёжи – это развитие научно-образовательного сектора. Практика показывает, что чем больше в городах средних специальных и высших учебных заведений, тем больше шансов, что молодёжь будет оставаться в регионе.

Потому что те, кто приезжают в другой регион, где есть комфортная и доступная городская среда, мощный университетский кампус или система среднего специального образования, после получения образования остаются там работать. Я говорю даже не про Санкт-Петербург и Москву, очень часто архангельские ребята уезжают, например, в Ярославскую область.

Но по статистике до 89 процентов выпускников САФУ и СГМУ остаются работать в регионе – они проживают в Архангельской области или работают в соседних субъектах АЗРФ. Поэтому нужно не только развивать городскую среду, но и поддерживать университеты, чтобы Архангельск действительно стал большим университетским городом, чтобы привлекать сюда интеллектуальный капитал – молодёжь. Работая здесь, они будут способствовать развитию города.

Какие недостатки есть у действующей системы гарантий и поддержки населения в АЗРФ? Как можно её улучшить?

Во-первых, это номинальность северных надбавок. Если в советское время такая система стимулировала жителей ехать на Север, так как северные надбавки действительно отличались от заработной платы, которую получали люди, проживающие в средней полосе, то сейчас северные надбавки фактически имеют номинальных характер. В этом плане заработная плата не конкурентоспособна, если это не работа в секторе высокой прибавочной стоимости. И это существенно делает работу в регионе непривлекательной.

Эта проблема северных надбавок и компенсаций стоит остро во всей арктической зоне РФ. Об этом давно говорят, но решение этой проблемы достаточно дорогое в финансовом плане, потому что это увеличивает издержки. Возникает вопрос, кто должен компенсировать – частное предприятие или государство? Если это делает частное предприятие, то это приводит к удорожанию себестоимости продукции, которая в конечном итоге станет неконкурентоспособной.

Мы видим, что северные соседи, которые заставляют предприятия это делать, начинают терять свои позиции на мировом рынке. Я имею в виду шведские или норвежские компании, которые активно проигрывают на тендерах более дешёвой продукции – аналогам из Южной Кореи или Китая только потому, что там дешевле рабочая сила.

Другой вопрос – это косвенные компенсации, то есть возможное решение проблемы не только с заработной платой, но и, к примеру, беспроцентного кредита на образование для молодёжи, которая живёт на Севере, что может потенциально повысить интерес оставаться в регионе. Такие модели работают, например, в Скандинавских странах. Либо кредиты на жильё с пониженной ставкой, которые тоже, особенно для молодых семей, являются очень важным фактором, позволяющим им сделать выбор в пользу того, чтобы остаться в регионе.

Очень важны различные системы поддержки молодых специалистов, работающих в критически важных направлениях, но которые не являются высокодоходными. То есть я говорю не о нефтяниках, горняках или моряках, а об учителях, врачах, учёных, сотрудниках гидрометеорологической службы, которые играют очень важную роль, но их базовая заработная плата неконкурентоспособна. Поэтому особенно для молодёжи необходимы дополнительные льготы и преференции, чтобы молодые люди оставались работать врачами или учителями в деревнях либо ехали работать на северные гидрометеорологические станции.

Что предстоит сделать для преодоления экономических проблем в Архангельской области?

Я думаю, необходимо введение системы компенсации, которая сформировала бы комфортные условия развития бизнеса, в первую очередь развитие среднего и малого предпринимательства. В этом плане важны инициативы по арктическим резидентам, которые дают налоговые преференции. Особенно это важно для развития, к примеру, туризма, агропромышленного комплекса и предприятий в сфере рыбопромышленного кластера.

Это важно, потому что налогообложение и тарифы, особенно тарифы на электроэнергию, делают издержки настолько высокими, что по состоянию малого и среднего предпринимательства Архангельская область, наверное, является одним из самых депрессивных регионов. Последние десять лет индекс предпринимательской активности здесь постоянно сокращается. Поэтому необходимы какие-то меры, если не сокращающие издержки, то хотя бы налоговые преференции.

Межрегиональное взаимодействие арктических регионов насколько эффективно происходит? Архангельская область какую роль играет?

В экономической сфере архангельские компании как субподрядчики работают и с проектами на Ямале, и с проектами, которые реализует компания «Норникель», в том числе с проектом Центра строительства крупнотоннажных морских сооружений (ЦСКМС) компании «Новатэк», соответственно, в Мурманской области.

В политическом межсубъектовом пространстве между Архангельской и Мурманской областями очень долгий период наблюдалась конкуренция за ресурсы из федерального центра, которая активно описывалась в медийном пространстве. Но политический ландшафт серьёзно переформатировался в обоих субъектах, этому во многом поспособствовала политика федерального центра, а именно то, что у регионов появились новые главы, которые кроме этого имели очень неплохое взаимодействие в рамках работы в правительстве Российской Федерации.

Ярким примером хорошего консенсуса в межрегиональном взаимодействии является научно-образовательный центр «Российская Арктика: новые материалы, технологии и методы исследования», который в прошлом году получил поддержку как крупный межсубъектовый проект. Во многом благодаря новому губернатору Архангельской области и смене руководства Мурманской области и НАО удалость договориться о реализации этого проекта, это позволило Западной Арктике выиграть в конкуренции с другими регионами АЗРФ в очень важном вопросе.

Мы победили не только благодаря очень мощному научному заделу, но и благодаря тому, что на политическом уровне впервые за десять лет субъекты договорились. Это о многом говорит.

Поэтому сейчас на политическом уровне возможностей договориться и найти консенсус при обсуждении каких-то инициатив стало намного больше. Это вселяет оптимизм, потому что очень многие проекты мы сможем реализовывать только в тесной межрегиональной интеграции.

Последние инициативы говорят о том, что мы движемся не друг от друга, а друг к другу. И во многом опять же вот это желание сдержать конкуренцию и обусловило то, что в Стратегию АЗРФ на федеральном уровне включили разделы о развитии субъектов. Это было сделано для того, чтобы субъекты не перетягивали одеяло друг на друга, а чтобы у каждого была своя зона ответственности, чтобы уровень конкуренции и недоверия друг другу снять.

Международное сотрудничество Архангельская область по каким направлениям выстраивает? Какие препятствия есть?

Привлечению инвесторов всегда уделялось большое внимание. К сожалению, при всём желании во многом геополитическая обстановка серьёзно переформатировала уровень интенсивности международных отношений. Но Архангельская область всегда очень активна по линии торгово-промышленных палат и отдельных институтов в регионе. Область серьёзно наращивает международное сотрудничество по реализации различных проектов, будь то образование, культурная сфера либо технологии и инновации.

К сожалению, с 2014 года по известным причинам значительно этот уровень сотрудничества был сокращён. В последнее время мы стали наблюдать восстановление активности партнёров через деятельность торгово-промышленных палат, которые во многом являются интегральными институтами, приглашающими различных стейкхолдеров для обсуждения проектных инициатив.

Такая работа активно стала вестись, когда после почти трёхлетнего перерыва – осенью 2018 и в течение 2019 года – прошла серия крупных встреч с инвесторами из Финляндии и Норвегии. Взаимодействие выстраивается в сферах развития морских биоресурсов, проектов в области зелёной энергетики, технологий переработки мусора, развития лесной отрасли и переработки нетрадиционной лесной продукции, я имею в виду выращивание дикоросов, переработки хвои, из которой можно делать комбикорма для рыб и крупного рогатого скота. Много интересных проектов.

Но, к сожалению, из-за COVID-19 у нас 2020 год выпал. Осенью 2021 года планируется очередная делегация с норвежской и финской стороны с целью возобновить развитие этих инициатив. Без личного контакта очень сложно вести переговоры, в этом плане дистант не всегда помогает, потому что бизнес очень часто требует личного участия.

Как я уже говорил, с 2014 по 2018 год был период замораживания проектной деятельности, связанный с геополитической обстановкой, сейчас мы наблюдаем восстановление заинтересованности зарубежных партнёров в участии в проектах.

С точки зрения технологических промышленных проектов мы наблюдаем переориентацию партнёров, возобновление их интереса, но из-за пандемии, конечно, издержки сейчас несём. Архангельская область старается искать новых партнёров. Но если мы говорим о культурных обменах и о научно-образовательном пространстве, то это направление, несмотря на санкции и COVID-19, очень активно развивается.

Яркий пример приграничного сотрудничества Евросоюза и России в Баренцевом регионе (северные территории Финляндии, Швеции, Норвегии и северо-запад России) – программа «Коларктик». Это самая крупная программа, направленная на внедрение лучших практик и технологий в арктических регионах. Архангельская область благодаря активной деятельности коллективов Северного (Арктического) федерального университета является лидером по количеству выигранных проектов, то есть мы очень активно вовлечены в научно-образовательные инновации.