Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Белые медведи и моржи вернулись на льды тихоокеанской Арктики впервые за 20 лет

В тихоокеанской части Арктики впервые за 20 лет учёные отмечают необычное на фоне глобального потепления похолодание. Природное явление позволило белым медведям и моржам вернуться к привычному для них образу жизни на льдах и не выходить на берег.

«В первую очередь можно говорить о похолодании на Чукотке и Аляске, потому что там в местах [на берегу], которые последние 20 лет стали занимать моржи, в этом году их не было. <…> Это не аномалия, это возврат к норме. Аномалия была последние 20 лет, когда было потепление. Сейчас ещё не такие тяжёлые льды, какие были 40 лет назад, например, но близки к тому. Рад за моржей и медведей, все они получили передышку», – рассказал научный сотрудник нацпарка «Берингия», специалист по морским млекопитающим, кандидат биологических наук Анатолий Кочнев.

По словам учёного, льды в прибрежных водах простояли всё лето. Моржи, которые в последние годы образуют большие лежбища на берегу, жили на льдах.

«Они под это адаптированы, им нужны льды. Раньше в тех местах [на берегу] не было моржей, медведи заходили редко, потому что все они жили счастливо на льдах. На берег они стали выходить только при отсутствии льдов – им надо где-то отдыхать. На берегу моржи выбирают мысы, закрытые от ветра. А когда есть лёд, они дрейфуют на нём, им не надо тратить энергию на перемещение: нырнули, поели со дна, вынырнули на льдину и спать. За это время их льдину снесёт – они в другом месте нырнут», – рассказал специалист.

Кочнев отмечает, что последние 20 лет, когда льды вставали поздно, моржи находились в тяжёлом положении. Им приходилось плыть сотни километров от береговых лежбищ, чтобы прокормиться. Мест, где высокая плотность моллюсков и червей, которыми питаются моржи, немного, и, чтобы туда добраться с береговых лежбищ и вернуться, надо тратить много энергии.

«Несмотря на интенсивное питание, они только худели, потому что тратили больше энергии, чем получали. Было много худых, истощённых зверей, была высокая смертность. А сейчас они на льдах, у них всё прекрасно. Медведи тоже уходят на лёд. Проблема для них была в том, что, когда нет льда, они не могут охотиться на тюленей. Их они любят больше, чем моржей, – они вкуснее, жирнее, их легче добыть, клыками не получишь», – рассказывает собеседник.

Он поясняет, что в последние годы сокращение льдов привело к тому, что моржи массово стали выходить на берег и медведи вслед за ними. Обстановка заставила этих хищников переключиться на новую пищу. Медведи и раньше охотились на моржей, но редко, а сейчас, с потеплением и сокращением льдов, это стало превращаться в норму.

«Но как только появился лёд, им не надо рисковать и нападать на моржей, они могут спокойно питаться тюленями. На мысе Шмидта, где на берег [в предыдущие годы] постоянно выходили белые медведи, в этом году они жили на льду и выходили только тогда, когда начинался шторм, льдины разбивало. Через день-два море утихало, лёд снова устанавливался, и медведи снова убегали на него. Тюленей было много на льду», – отметил собеседник.

Также спикер отметил, что в этом году лёд уносил белых медведей восточнее обычного – в места, где раньше они наблюдались редко. Учёный полагает, что ситуация с похолоданием в этом году на побережье Чукотки случайная и общая тенденция к потеплению ещё вернётся.

«Если не вернётся, будет здорово. Раньше мы беспокоились за медведей и моржей, сокращение льдов для которых – это нагрузка на популяцию и шанс исчезнуть, а если будет устойчивая тенденция к похолоданию, площадь морских льдов снова будет расти и угрозы для животных не будет. В этом случае надо будет переставлять акцент в исследованиях и изучать, как на зверей повлияли годы потепления, продолжают ли они использовать приобретённые привычки», – говорит Кочнев.

Тогда, по словам учёного, методы исследований изменятся, так как во льдах звери будут менее доступны для наблюдения. Нужно будет использовать дистанционное слежение, привлекать ледокольные суда.

«Но уже не будет такого опасения за будущее животных. Хотя должно пройти лет пять-десять, чтобы понять, что эта тенденция к похолоданию устойчивая, а не временная», – резюмировал биолог.