Добавьте Арктик.ру в «Мои источники» Яндекс.Новостей

Екатерина Хмелёва: Нянек в морях много, а единого подхода нет

Одной из важнейших тем прошедшего форума «Арктика – территория диалога» стала организация совместной деятельности в арктических морях. Директор программы «Регулирование охраны окружающей среды» Всемирного фонда дикой природы Екатерина Хмелёва рассказала arctic.ru о перспективах принятия в РФ нормативов морского пространственного планирования.

В ходе форума премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг призвала ввести стандарты управления совместными морскими пространствами. Что это значит?

Да, сегодня была затронута важная тема управления морскими пространствами. Мы услышали несколько заявлений, в основном со стороны норвежских представителей. И премьер-министр, и глава МИД Норвегии считают, что, для того чтобы арктические моря, с одной стороны, устойчиво использовались и при этом сохранилась их экосистема, необходимы подходы комплексного управления природопользованием. Они призвали Россию продолжать совместную деятельность по внедрению таких подходов в России.

А в чём необходимость такого подхода?

Сам подход комплексного управления природопользованием возник пару десятилетий назад в связи с активным развитием разных видов деятельности в морях. Мы говорим не только об охране окружающей среды и биоразнообразия, но и о том, что нефтедобыча в морях может противоречить рыбодобыче. То есть даже виды экономической деятельности, которые приносят прибыль, вступают в конфликт друг с другом, поэтому управление должно основываться на экосистемном принципе.

Как это должно работать на практике?

Чтобы развести эти виды деятельности, определить режимы, используется механизм морского пространственного планирования, который может быть сходен с территориальным планированием, но имеет особенности, поскольку мы говорим о толще воды. 

Уже около десяти лет или даже больше работает российско-норвежская комиссия по рыболовству и охране окружающей среды, в рамках которой Россия обязалась развить механизмы морского пространственного планирования и сделать план комплексного управления морским природопользованием российской части Баренцева моря, поскольку это общие ресурсы.

В 2014 году президент РФ дал поручение правительству разработать комплексные планы арктических морей и сделать пилотный проект на Баренцевом море. Были проведены исследования, были предложены пути, как распланировать морскую деятельность в нашей части Баренцева моря, чтобы могли сосуществовать рыболовство, судоходство, нефтедобыча и чтобы это не мешало работе особо охраняемых природных территорий. Смысл в том, чтобы компании получали прибыль, но сохранялась экосистема.

И как изменилась ситуация?

К сожалению, в России для этого нет правовой базы. Я руковожу программой регулирования охраны окружающей среды, которая связана с законодательством и нормативной базой, и могу сказать, что у нас нет единого управления в морях. Есть координирующий орган — Морская коллегия, но у него скорее рекомендательная функция. То есть нянек в морях много — это все министерства и ведомства, а также регионы, и у всех имеются ограниченные полномочия. Сейчас разрабатывается и, как нам говорят, вот-вот должен быть внесён в Думу вопрос о регулировании государственной деятельности в морях, там должно быть положение о морском пространственном планировании. Только потом будет соответствующий законопроект, который установит порядок планирования в морских акваториях.

Это насущный вопрос. И компании, и ООПТ говорят нам, что закон нужен.

А как сейчас регулируется деятельность в морях?

У каждого процесса есть процедура. Поясню на примере. Допустим, компания хочет получить разрешение на строительство сооружения для добычи нефти в море. Она обращается в Росприроднадзор, который согласовывает со всеми ведомствами. Но нередко мы сталкиваемся с тем, что даже в рамках одного ведомства решения противоречат друг другу. Например, «Роснедра» не знают, что на территории, где они разрешают строительство, расположена ООПТ, которыми ведает Росприроднадзор.

На территории норвежской части Арктики как регулируется этот вопрос?

У них есть план комплексного управления норвежской частью Баренцева моря, которым установлено, где можно ловить рыбу, а где — добывать ресурсы. В некоторых зонах можно вести оба вида деятельности, но в разное время. План описывает процедуру, как принимать решения по каждому виду деятельности. Этот документ принят парламентом, то есть он является обязательным.

Что нам предложили норвежцы?

Премьер-министр Сульберг сказала, что норвежская сторона приветствует усилия России по развитию морского пространственного планирования и призывает не замедлять работу по внедрению комплексного пространственного управления, потому что это единый для двух стран ресурс.

И сколько осталось ждать?

Сейчас у ведомств нет нормативной базы. Если закон о государственном управлении морской деятельностью внесут в Думу и если его быстро примут, то это может занять полтора-два года. Это идеальное развитие событий.